«Белогорье» в четырех сетах обыграло «Факел»

21 фото
Чемпионат России по волейболу. Суперлига. 24-й тур: Белогорье - Факел 3:1 (29:31, 25:21, 25:18, 25:23) Сергей Тетюхин, Ян Ерещенко, Александр Сафонов Фотограф: Юлия Таранова
image
В субботу в белгородском «Космосе» волейбольное «Белогоье» принимало «Факел» из Нового Уренгоя и победило. Несмотря на то, что перед матчем волейбольные эксперты отдавали преимущество подопечным Геннадия Шипулина и Александра Косарева, все сходились на том, что легко восьмикратным чемпионам России не будет. Так и получилось.

Чемпионат России по волейболу. Суперлига. 24-й тур: 
Белогорье - Факел 3:1 (29:31, 25:21, 25:18, 25:23)

Самыми результативными на площадке стали центральный блокирующий и диагональный «Белогорья» Дмитрий Мусэрский и Максим Жигалов — на счету игроков по 21 очку.

Фото: Юлия Таранова 

Игрок, отказавшийся от вызова в сборную, будет считаться легионером

«Федерация приняла решение: в случае отказа волейболиста выступать за сборную страны он будет считаться легионером в своём клубе. И при наличии по существующему регламенту чемпионата России двух иностранцев руководство клуба вынуждено будет выбирать, кто из игроков выйдет на площадку, а кто окажется в запасе», — такое заявление в интервью Чемпионат.ком озвучил главный тренер мужской национальной команды России Сергей Шляпников.


Фото: сборнаякоманда.рф

Об этом решении ВФВ Сергей Константинович сообщил, отвечая на вопрос Льва Россошика о неявке на отборочный олимпийский турнир в Берлине год назад блокирующего «Белогорья» Дмитрия Мусэрского и еще раньше Максима Жигалова. 

Максим Жигалов: «Быть разносторонним - очень здорово». Интервью с диагональным ВК "Кузбасс"

Диагональный Максим Жигалов проводит свой первый сезон в Суперлиге вне рамок родного для него клуба — «Белогорья». В этом сезоне леворукий нападающий блистательно действует в составе «Кузбасса», напоминая всем о своём высоком уровне игры и больших амбициях. Сейчас Максим находится в тройке самых результативных игроков нашего чемпионата, поэтому мы и решили сделать его объектом нашей обстоятельной беседы. 

Тем более, что поводов и тем для общения с Жигаловым всегда можно найти много. Он — очень разносторонний и интересный собеседник, обладатель тонкого и острого чувства юмора, а также очень открытый и позитивный человек с достаточно творческим взглядом на жизнь. Пожалуй, практически все эти качества он умудрился проявить в рамках нашей часовой беседы, которая состоялась не так давно. 

О жизни, развитии профессиональной карьеры, о сборных России, о Сибири и необычном праздновании Нового года, об интересных увлечениях одного из самых одарённых диагональных России мы и расскажем вам в нашем интервью. Которое, к слову, будет дебютной публикацией блога «Сибирские рассказы» на этом портале, что тоже очень важно. 

 
Фото: Данил Айкин/ВК «Кузбасс»

«Мог уехать играть в «Динамо», но первый тренер устроил меня в «Белогорье»
 
— Максим, привет. Я предлагаю войти в беседу с истоков. Расскажи о начале твоего жизненного пути. Где ты родился? Как менял места своего проживания?
— Родился я в Казахстане, в поселке Чимкентской области, население которого, на тот момент, было тысяч 10 человек. В пять лет я переехал в Ташкент, так как родители хотели, чтобы жизнь протекала в большом городе, а не в маленьком поселке. До 2008 года я жил в Ташкенте, после чего уже переехал в Россию, естественно, благодаря волейболу.
 
— Тогда логично спросить тебя о твоих первых шагах в этом виде спорта.
— Волейболом я начал заниматься в 12 лет, в пятом классе. На урок физкультуры к нам пришёл человек, который обратил на меня внимание и в дальнейшем стал моим первым тренером. Его звали Серафимов Владимир Алексеевич. В советском школьном волейболе он был достаточно известной личностью. Сейчас, увы, его уже нет в живых. Это был один из самых интересных и светлых людей, с кем мне доводилось общаться и работать.
 
Когда он позвал меня заниматься спортом, то я спросил: «А чем именно?». На уроках я любил играть в баскетбол. Но мне сказали, что будем заниматься всем понемногу. Поначалу так и было. Играли во всё – футбол, баскетбол, волейбол. Но постепенно волейбольные тренировки начали преобладать. Я втянулся, и мне очень понравилось ими заниматься. В итоге, до конца школы я так и тренировался у Владимира Алексеевича. Когда мне было 17 лет, закончилась школа, и я перешёл в мужскую спортивную команду. Тренировал там Александр Серебренников, который сейчас является помощником Владимира Алекно в «Зените-Казани».
 
— А как тебя заметили во взрослой команде? Надо же было где-то проявить себя?
— В Узбекистане есть Суперлига. Конечно, уровень её не такой высокий, как в России. Естественно есть и детские спортивные школы и, соответственно, есть соревнования между ними, и их немало. Есть турнир, аналогичный Спартакиаде школьников в России. И вот там-то я часто выделялся среди основных игроков. Серебренников был тогда ещё играющим тренером, следил за молодёжью на подобных соревнованиях. Меня пригласили поработать во взрослой команде, я всем понравился с первых тренировок, а потому меня оставили. Там я и играл все время до переезда в Россию в 2008 году.
 
— То есть следующим пунктом назначения был Белгород?
— Интересная была история. Серебреников мог поспособствовать тому, чтобы я поехал играть в московское «Динамо» к Владимиру Алекно, а Серафимов имел тесный контакт с Белгородом и, в то же самое время, пытался отправить меня играть в «Белогорье». Получилось так, что мой первый тренер опередил Серебренникова, и я поехал играть в Белгород, хотя на тот момент я даже не думал, что у меня получится профессиональная карьера игрока.
 
— Что сыграло свою роль в этом выборе?
— В Белгороде есть тренер-аналитик Андрей Чиннов, он тоже из Ташкента и начинал заниматься волейболом у того же Владимира Серафимова. Мой первый тренер смог связаться с Чинновым, следом диалог пошёл с Анатолием Васильевичем Багреем, который сейчас является вице-президентом «Белогорья». Багрей одно время работал в Ташкенте тренером в одной из ДЮСШ, поэтому он тоже был хорошо знаком с Серафимовым. Мой первый тренер сказал, что у него есть парень с неплохими данными, возьмите на просмотр. После этого «Белогорье» оплатило мне перелёт, в конце 2007 года я прилетел в Белгород, потренировался с командой где-то 7-10 дней.
 
Мне сказали, что я подхожу для их команды, отправили домой отмечать Новый год дома с родителями, собирать вещи и готовиться к переезду в Белгород на постоянной основе. И вот 1 февраля 2008 года я приехал в «Белогорье», меня определили в третью команду, где играли волейболисты как раз моего возраста.
 
— Родители такой вариант развития событий поддерживали?
— Я сильно загорелся идеей о переходе на более высокий уровень. Конечно, мама сильно переживала. Но я всегда был самостоятельным ребенком, поэтому для меня переезд никаких проблем не представлял. Тем более мне было уже 18 лет. В таком возрасте можно спокойно принимать подобные решения, не боясь жить в стороне от родителей. 


Фото: Данил Айкин/ВК «Кузбасс» 
 
«Мы были первыми, кому удалось потренироваться в «Волей Граде»
 
— И вот ты полетел осваивать новые места…
— Как я уже говорил, после просмотра меня планировали зачислять в третью команду «Белогорья». Когда я переехал на постоянной основе, то меня перевели во вторую команду. Поселили в общежитие при клубном интернате. Познакомился с игроками, с которыми впоследствии долгое время играл во всех возрастах. Это была команда 1987 г.р., который волейбольной общественности был известен, как «Металлоинвест». Конец сезона 2007/2008 года я тренировался с ними. Меня даже заявляли на какой-то из туров Высшей лиги «А».
 
— Где ты впервые сыграл свой матч в России?
— Это было в Москве, играли против «МГТУ». Очень волновался. Но смог выйти, подать пару подач, забить несколько мячей в нападении. Вот таким эпизодическим получился мой дебют.
 
— Что же было дальше? Отпуск?
— Сезон закончился, и меня вызвали в молодёжную сборную России по моему возрасту. Хоть я, по сути, нигде себя не проявил, но, видимо, было рекомендательное письмо со стороны клуба, и так я сделал ещё один шажок вперёд. Хоть я ни на какие официальные соревнования в той сборной не попал, опыт тренировок в том составе, с теми сильными ребятами, конечно, сказался в дальнейшем.
 
— Назови, кто были твоими партнёрами по первому сбору в молодёжной сборной?
— Игорь Кобзарь, Дмитрий Щербинин, Алексей Обмочаев, Валентин Безруков, Дмитрий Ковыряев, Леван Каландадзе и другие. Константин Семёнов, который сейчас играет в пляжный волейбол. Было очень интересно, так как для меня подобная атмосфера была принципиально новой.
 
— Где проходил ваш сбор?
— В Анапе. В тот год только-только была построена та самая база федерации – «Волей Град», и мы были первыми, кому была удостоена честь там потренироваться. Наверное, тогда я всей почетности не понимал, ведь мне казалось всё в диковинку. Главное – что в сборную пригласили.
 
— Ты сказал, что на соревнования ты не попал?
— Сборы прошли, я вернулся в клуб. Меня снова отрядили играть по своему возрасту. Играли мы тогда в 1 лиге чемпионата России. У нас в команде позицию основного диагонального занимал Руслан Москвин. Он и по молодёжным сборным ездил на соревнования и, в принципе, тогда был опытнее меня. Практически весь сезон Руслан стоял в составе, а под конец, когда у него возникали игровые проблемы, стали постепенно подтягивать меня. Ближе к концу чемпионата уже я проводил больше времени на площадке. Мы вышли в Высшую лигу «Б». Там продолжили с Москвиным конкурировать за место в «шестёрке». Играли равномерно – когда-то он, когда-то я.
 
— А свой переход в главную команду «Белогорья» помнишь?
— В середине первого сезона, когда мы играли в Высшей лиге «Б», меня пригласили позаниматься с первой командой, потому что кто-то из игроков получил травму. Пришёл тренироваться с выпученными глазами. Но всё прошло нормально. В дальнейшем меня часто стали приглашать на тренировки первой команды. Тренерскому штабу понравились мои определённые игровые элементы – атака, блок. В итоге, уже в сезоне 2009/2010 я на постоянной основе перебрался в первую команду «Белогорья».  


Фото: Данил Айкин/ВК «Кузбасс» 
 
«То, как тренируются «ветераны», вдохновляет на максимальную самоотдачу»
 
— Не могу не спросить о дебютных играх в Суперлиге. Помнишь их?
— На площадке я начал появляться эпизодически в играх с новосибирским «Локомотивом» в матчах полуфинала чемпионата России 2009/2010. В первых двух домашних играх выпускали только на блок, а вот первое очко я набрал уже в Новосибирске. Хорошо помню ту атаку по линии со 2 зоны. Эмоции тогда переполняли.
 
— За годы работы в Белгороде тебе довелось немало поработать с опытными мастодонтами российского волейбола – Тетюхиным, Хамутцких, Косаревым, Динейкиным и другими. Что о них можешь сказать?
— Их уникальность в том, что они могут тебе даже ничего не говорить. Ты можешь просто посмотреть на них в тренировочном процессе и всё понять. Я такой человек, что у меня даже мысли не возникнет плохо тренироваться, глядя на то, что творят люди старше меня практически в два раза на тренировке. Не я один это говорю. Многие, кто из молодых после меня также впервые попадали на тренировку первой команды, отмечали, что «ветераны» — большие молодцы. Это сильно вдохновляет тебя на плодотворную работу и максимальную самоотдачу.
 
— Приглашение в главную сборную России тоже не заставило себя долго ждать?
— В первую сборную я попал в 2011 году в команду к Владимиру Алекно, перед чемпионатом Европы. Меня взяли на турнир, но на площадке я появлялся только в микроэпизодах, например, выйти на усиление блока. Я понимаю, что это было связано с тем, что у меня было не слишком много игрового опыта и практики. Я тогда даже ещё не успел особо понять, что такое — мир волейбольной сборной России. Но, всё равно, для меня это приглашение и тот турнир стали отличным опытом. Я очень рад, что познакомился со всеми игроками, которые играют в сборной России. Понимаешь, какие все интересные люди, профессиональные спортсмены, и, естественно, это дало определённый толчок к дальнейшему развитию.
 
— Давай вспомним столь успешный для тебя 2013 год. В конце сезона 2012/2013 ты не только стал чемпионом России, но ещё и вся команда сделала это весьма ярко. Помнишь четвертьфинальную серию с «Локомотивом», когда ваш клуб проигрывал 0:2 в серии до трёх побед? О чём думали тогда в коллективе?
 — На самом деле, всё было достаточно просто. Никто не хотел проигрывать, все были уверены в своих силах. Да, два матча стали нашими осечками. Что-то не получилось по игровой схеме, где-то мы не выполнили установку тренера. Побеседовали между собой в раздевалке. И после этого выдали три замечательные игры. Никто даже не сомневался, что мы выйдем в следующую стадию плей-офф.
 
— Поговаривали, что в той серии хватало так называемых «закулисных игр» и «подводных камней». Помнишь что-нибудь такое?
— Единственное запомнилось, что достаточно ранним получалось начало игр. Не совсем понятно, почему не учитывалась разница по времени между Новосибирском и Белгородом. В этом плане между клубами были какие-то дискуссии. А в остальном всё было в рабочем порядке.
 
— Когда смогли пройти «Локомотив» и «Зенит-Казань», то чувствовали ли, что игры с «Уралом» будут легче? Кстати, ты в той финальной серии играл в основе.
— На тот момент мы не делили соперников на более и менее значимых. Важной была та игра, которая была следующей по расписанию. Но когда мы прошли «Зенит-Казань», то все волейболисты ещё больше поверили, что первое место близко, и что оно нам по силам. Приходите и забирайте. А я получил шанс потому, что Грозер получил повреждение плеча во время серии с «Зенитом-Казанью». Меня выпустили в состав, и я сыграл нормально (улыбается). Получил колоссальное удовольствие от нахождения на площадке.
 
— Для тебя это был полноценный титул, завоёванный своими руками.
— На самом деле, не совсем так. В идеале, мне хотелось делить игровое время с Грозером примерно пополам. Но какие-то моменты в моей игре, видимо, не устраивали тренеров, поэтому мне доверяли немного меньше, чем хотелось. Это решение полностью на их усмотрение, и это нормально.
 
— А вообще в твоей карьере есть ещё какие-то памятные матчи?
— Мне очень запомнилась и понравилась игра с «Зенитом-Казанью» на их площадке. Я играл весь матч в составе. Пасовал тогда Вадим Хамутцких. Мы играли пять партий, но я не помню, выиграли мы тогда или проиграли. Такое тоже бывает (смеется). Мне очень нравилась, как мы играли с Вадимом. Была очень быстрая игра. В эмоциональном плане это был матч, который я чаще всего вспоминаю. 


Фото: Данил Айкин/ВК «Кузбасс» 
 
«После каждого матча я нахожу моменты, которые нужно улучшать в своей игре»
 
— Лето 2013 года стало продолжением отличного клубного сезона. Ты поиграл за сборную России, триумфально выступил на Универсиаде. Поделись воспоминаниями.
— В 2013 году меня вызвал в национальную сборную Андрей Геннадьевич Воронков. Мы начали розыгрыш Мировой лиги. Один из туров проходил в Сургуте. Там ко мне подошёл генеральный менеджер сборной Роман Станиславов и сказал, что сейчас формируется студенческая сборная России для участия в Универсиаде, и меня просят помочь той команде. Естественно, мне было очень интересно это предложение, так как появился 100% вариант играть. С Воронковым мы завершили работу при отличном расположении друг к другу, и я поехал в хорошей форме, подготовленным на Универсиаду. А там сыграть удалось достаточно неплохо.
 
— Неплохо? Ты выиграл турнир, стал его лучшим игроком, лучшим подающим. Это ли не полный успех?
— Не имея обширной игровой практики, я не очень хорошо понимал, насколько я качественно сыграл. Ведь в волейболе всегда есть место ошибкам, а каждый следующий матч хотелось сыграть ещё лучше, чем предыдущий. И после абсолютно каждой игры я нахожу для себя моменты, которые мне не нравятся и над которыми надо работать.
 
— Чем ещё запомнился тебе тот турнир?
— После Универсиады ко мне подходил менеджер из Бразилии, который спрашивал, нет ли у меня желания поехать играть в их чемпионат.
 
— И каким был твой ответ?
— Что я мог тогда сказать? На тот момент, я прекрасно понимал, какой у них волейбол. Было бы интересно посмотреть на бразильский менталитет в тренировочном процессе, в игровом плане. В плане получения нового опыта, это был очень заманчивый вариант. Но у меня был длительный контракт с «Белогорьем».
 
— А языковой барьер тебя не испугал? Всё-таки, Бразилия – далеко не Европа в этом отношении.
— Я вообще к этому отношусь так: если мне придётся окунуться в атмосферу с неизвестным для меня языком, то я смогу достаточно быстро овладеть какими-то базовыми навыками, чтобы понимать людей вокруг. По-английски, например, я смогу объясниться, я смогу понять человека. Но я никогда не занимался им дополнительно, а все мои знания – это хорошо усвоенный школьный курс.
 
— Прошлый сезон в твоём клубе у тебя, будем откровенны, не задался. И ты задумался о смене обстановки. Какие у тебя были ещё варианты кроме «Кузбасса»?
— На самом деле, вариант возник ещё в сезоне 2014/2015. Тогда после Нового года меня хотели отдать или в «Кузбасс», или в «Енисей». Если говорить о варианте с кемеровской командой, то тогда я мог поменять в составе Андрея Колесника, но в моём случае это было, что называется «шило на мыло». Ведь пробиться в состав, конкурируя с Нильссоном, было бы непросто. Потом возник красноярский вариант, который гарантировал мне место в составе. Взвесив все «за» и «против» от поступивших предложений, я решил, что до конца сезона я останусь тренироваться со своей командой, со всеми, кого я хорошо знаю. А уже летом пришлось бы думать. Ведь был, и вовсе, вариант, что я в команде останусь один, так как Грозер размышлял над продлением контракта с «Белогорьем». После окончания чемпионата, когда стало известно, что Грозер продлил соглашение, я начал искать команду. И «Кузбасс» стал одним из первых и, как оказалось, окончательным вариантом (улыбается). Вновь параллельно был вариант с «Енисеем», а также было предложение уехать заграницу – в Корею. Но когда разговор дошёл до переговоров между клубами, то я понял, что за границу меня никто не отпустит. Поэтому я и подписал контракт с «Кузбассом».
 
— Что тогда ты знал о нашем клубе?
— Знал, кто играл, знал, кто играет. Знал, что пасует Макаров, с которым мы вместе стали чемпионами в сезоне 2012/2013. Сибирь, тайга (смеется). На самом деле, слова Макарова про клуб и город стали одними из определяющих. Он сам мне позвонил, хорошо отрекомендовал клуб и возможные жилищные условия. Рассказал про то, что внутри клуба всё отлично организовано, что зал комфортный, а также сказал о прекрасных болельщиках. По незнанию меня пугала только погода, но сейчас я понимаю, что нет никакого дискомфорта, связанного с климатом.
 
— Твоя жена была полностью согласна на такую смену обстановки?
— Все решения мы принимаем вместе с супругой. Естественно, если речь идёт о выборе места работы, то жена мне советует, а не настаивает. Предпочтение отдаётся моему мнению, но вообще мы всегда находим компромиссы. И так мы совместно решили, что вариант с «Кузбассом» — очень неплохой. И сейчас не жалеем о принятом решении. Ни я, ни она. Ей вообще нравится, ведь мы живём за городом. Много природы, много снега. Но, в тоже время, всё убрано, всё чисто.
 
— Давай коротко поговорим об игре команды в прошедших матчах. Чего не хватало «Кузбассу» для более продуктивной игры, для более хороших результатов?
— Я думаю, что причин несколько. Где-то нам не хватало сыгранности, где-то элементарно не хватает опыта. Иногда проигрывали соперникам в психологии. Причём в каждой игре всё происходит по-разному. Были и хорошие игры, где мы выступали достойно. Ничего сверхъестественного нет в том, что иногда команда проигрывает. Главное – делать правильные выводы. Я на 100% доверяю каждому игроку, с кем нахожусь на площадке и в тренировочном процессе. Уверен, что мы способны бороться с лидерами чемпионата. Нужно только поверить в себя.
 
— Максим, в Белгороде команда летает своим самолётом. Здесь же тебе приходится часто проводить немало времени в перелётах между городами. Как ты к такой перемене привычного устоя относишься?
— Сам полёт в самолёте меня не так напрягает. Гораздо больше неудобств доставляет ожидание между рейсами. А вот перелёты из Кемерово в Москву и обратно даются легко, так как я спокойно могу заснуть в самолёте, могу чем-то себя занять. 


Фото: Данил Айкин/ВК «Кузбасс» 
 
«Новый год встретил в Шерегеше. Впервые освоил сноуборд. Было очень весело и круто»
 
— Понятно. Предлагаю поменять тему. Новый год как удалось встретить?
— Пару последних лет Новый год нам не удавалось встретить так гладко, как хотелось бы. Поэтому нам хотелось чего-нибудь необычного. У нас было несколько выходных дней, и мы рассматривали разные варианты встречи Нового года. Кто-то в Кемерове мне посоветовал горнолыжный курорт Шерегеш в качестве варианта. Я зашёл на сайт, узнал всё об этом месте и очень загорелся идеей попасть туда. И мы решили с женой на встречу 2016 года поехать туда. 31 декабря утром мы выехали, а уже в 16:00 мы были на месте. Отдохнули, встретили Новый год, а 1 и 2 января провели на склоне горы «Зелёная», изучая экстремальные виды спорта (смеется). Я первый раз «познакомился» со сноубордом. Была очень крутая природа, очень комфортная погода.
 
— То есть до этого ты с подобным отдыхом не сталкивался?
— Да, я вообще раньше не стоял на сноуборде. Мы взяли инструктора. Возможно, координация и спортивная жизнь помогли, но уже через 2 дня я спокойно катался. Иной раз мне казалось, что я лечу со склона как супермен (улыбается). А жена потом показывала видео, что я еле съезжаю (смеется). Всё равно, было весело и очень круто.
 
— Не боялся получить травму?
— Если голова есть на плечах, то можно и с парашютом спрыгнуть, и всё будет нормально. У нас был хороший инструктор, я тоже знал, как преодолевать трудности осваивания сноуборда. Падал, конечно, но не на большой скорости, к тому же в Шерегеше выпало много снега, и было очень мягко. Гораздо травматичнее было бы скатиться с той горы, например, на санках, ведь есть риск вылететь.
 
— Значит, ты любитель познавать новое. Что ещё освоил в Кемерове?
— У меня жена очень любит большой теннис. И я с ней периодически хожу на занятия. Можно сказать, что впервые взял ракетку в руки именно здесь – в Кемерове. В Белгороде не всегда удавалось найти время на подобное времяпровождение по разным причинам. А здесь мы с супругой всегда стараемся провести выходные активно и разнообразно. Я считаю, что это очень здорово – быть разносторонним.
 
— Чем ещё увлекается волейболист Жигалов? Есть у него какое-то интересное хобби?
— Я пишу стихи. Но только не проси меня их прочитать (смеется). Начал писать я, наверное, лет с десяти. Делал это в качестве подарка маме на какой-нибудь праздник. И так было каждый год. Раньше была «музой» мама, теперь у меня появилась супруга, которая меня вдохновляет. Но сейчас, конечно, произведения получаются взрослее по своему содержанию. Более глубокие. Жена восхищается, но не понимает, как вообще можно составлять рифмы. Ещё я люблю слушать музыку. Совершенно разную. Разные жанры. Так как я понимаю английский язык, то для меня важен, прежде всего, текст песни. Хотя может зацепить и мелодия.
 
— Говорят, у тебя есть определённые кулинарные способности.
— Этому меня научила мама. Я еще с детства постоянно наблюдал за тем, как она готовит, как что-то выпекает в духовке. В один момент мне стало интересно, и я попросил маму научить меня делать что-нибудь. Было мне тогда лет 12-13.
 
— И что стало твоим первым блюдом?
— Бисквит. Да-да. Я начал с выпечки. А потом уже перешёл на такую, «горячую» кухню. Причём приготовить что-либо для меня – не проблема. Но сейчас у меня есть замечательная жена, которая взяла бразды правления готовкой в свои руки. Сказала, что мне нужно думать о своей работе, не отвлекаться на приготовление. Она тоже очень вкусно готовит. Я могу ей помочь, если она попросит, но, в основном, она предпочитает, чтобы я не лез (улыбается).
 
— Если бы ты вдруг решил открыть своё кафе или ресторан, то заведение какого формата ты бы выбрал?
— Не знаю. Скорее всего, это была бы кондитерская. Я торты пёк, дома даже есть фотографии, как я это делал. Пирожные могу делать. Бисквиты, как уже говорил.
 
— Долгое время прожив в Узбекистане, нельзя не научиться готовить настоящий узбекский плов.
— Плов, я готовил всего один раз, и то под присмотром дяди. Рецепт у меня есть, но настоящий плов – одно из самых сложных в приготовлении. Поэтому практики у меня мало.
 
— Спасибо тебе, Максим, за увлекательную и интересную беседу. Удачи и новых побед в составе «Кузбасса».
 
P.S. Я очень рад авторскому дебюту блога «Сибирские рассказы» на «Volleyballnews.ru». Я надеюсь, что это станет началом долгого и интеренсного сотрудничества со стильным и своеобразным волейбольным порталом, за которым я уже давно слежу.

Искренне ваш, Silver Tiger.
Вещание из Кемерово. :))))

Полтавский в Белгороде?



«Бизнес online»
сегодня просто жжет напалмом. По информации издания, Семен Полтавский может пополнить состав белгородского клуба. О внимании к ветерану заявляется в связи с дисквалификацией второго диагонального «Белогорья» Максима Жигалова. 

Жигалов дисквалифицирован на 6 месяцев



Как сообщает «Бизнес Online», диагональный «Белогорья» и сборной России Максим Жигалов дисквалифицирован Всероссийской федерацией волейбола на полгода. Причиной взыскания послужило неприбытие игрока в расположение национальной команды весной этого года. 

Таким образом, Жигалов пропустит как минимум 10 туров чемпионата России. Также у волейболиста будет действовать двухлетний условный срок дисквалификации. 

Максим Жигалов: «Стараюсь получать удовольствие от игры»

Студенческая сборная России пока смотрится на Универсиаде в Казани более чем уверенно: три первые матча выиграны всухую. После очередной победы, когда по паркету была в буквальном смысле размазана сборная США, на вопросы, подготовленные очаровательной Натальей Ткачевой, ответил один из лидеров российской команды, диагональный Максим Жигалов.
 
— Часть игроков, и вы в том числе, присоединились к команде непосредственно перед Универсиадой. Позади три матча, и можно ли уже говорить о том, что вы сыгрались, и команда стала единым коллективом?
— Судя по играм, думаю, это уже видно. Мы провели неплохой первый матч, во втором немного расслабились, сейчас, в третьем, играли на своем уровне. Мы можем играть лучше, и должны стремиться к лучшему, пусть дальше соперники и будут, возможно, сильнее. В любом случае, мы сыгрываемся. Можно, конечно, ссылаться на время, но мы обязаны играть не ниже какого-то определенного уровня. Мы не должны опускаться ниже того уровня, на котором находимся сейчас, и должны показывать хороший волейбол.
 
— То, что вы оказались в команде, по сути, единственным «чистым» диагональным, накладывает какую-то дополнительную ответственность или мотивацию?
— Мне очень приятно находиться здесь в качестве диагонального в единственном числе. Для меня это вообще первый международный турнир, где я принимаю участие, не считая чемпионаты Европы или мировую лигу, когда я просто попадал в заявку. Сейчас же я принимаю в турнире непосредственное участие. Я давно об этом мечтал и стараюсь получать удовольствие от игры и показывать, на что способен. Так что я рад и меня все устраивает.
 
— На протяжении сезона вы поработали с несколькими разными связующими. На Универсиаде тренеры поочередно задействуют Дмитрия Ковалева и Сергея Антипкина. Насколько вы нашли с ними общий язык? С кем из них вам комфортнее играть?
— Не хотелось бы никого выделять. У каждого из них есть свои плюсы, свои отличительные игровые особенности, к которым привыкнуть или под которые подстроиться в течение тренировки или матча не так тяжело. Оба наших связующих достойны играть. Если будет такая возможность, тренер будет давать играть и тому, и другому без опасения, что это как-то повлияет на результат. 


 
— Первые матчи здесь нашей сборной дались очень легко. Нет опасения, что когда вы столкнетесь, наконец, с серьезным соперником, попросту не успеете или сможете собраться?
— Здесь как посмотреть. Если оценивать другие команды как сильных соперников, а не себя фаворитом – можно выйти на любую команду и нарваться на неожиданный для себя счет. Любой «сильный» соперник, нарвавшись на нас, может не подготовиться и выдать осечку. Я считаю, нужно на каждую игру выходить с целью победить. Судя по составу, это вполне реально, мы вполне можем это сделать.
 
— Вы прибыли в студенческую сборную из первой команды. Следили ли затем за выступлением сборной в Мировой лиге, за матчами с Германией?
— Естественно, и не только я в одном лице: у нас вся команда собиралась на коллективный просмотр каждого матча. Все переживали, дело доходило до совместных разборов игр. И тренер нам говорил, чтобы мы смотрели и учились, искали плюсы и минусы в игре. Что я могу сказать? Наша команда вполне может выиграть Мировую лигу, несмотря на все неоднозначные высказывания на этот счет.
 
— Но в финал же надо еще попасть, а здесь от нас уже ничего не зависит…
— Я понимаю. Но даже несмотря на это у нас очень хорошая команда, достойная стать победителем Мировой лиги.
 
— Вы лично с кем-то из игроков первой сборной общались? Какое у них сейчас настроение?
— Конечно, все понимали, что надо было выигрывать последний матч. Этого, к сожалению, не получилось. Мяч круглый… Но все в хорошем расположении духа, надеются на лучшее и продолжают тренироваться в ожидании нужного результата. 

Фото: Юрий Стрелец, Самара. 

Избиение малышей из Спрингфилда

Дождливым летним вечером на терафлексе казанского спорткомплекса «Санкт-Петербург» не на жизнь, а на смерть сошлись студенческие сборные России и США. Роль американской национальной команды исполнял коллектив из университета города Спрингфилд. Город, судя по названию, весьма милый, да и университет, по отзывам, там неплохой. Парни там совсем ещё молодые, курс второй-третий максимум – мордахи у них детские совсем. В общем, вовсе даже не элита. Скажу больше. Даже не вчерашний Гонконг.
 
Россия – США 3-0 (25-12, 25-18, 25-9) статистика
Наши орлы, посетовав вчера, что нужно срочно что-то делать с первыми сетами, которые, как считают ребята, и с Гонконгом, и с Кореей, они играли не очень, взялись за дело достаточно рьяно. И сразу познакомили американских «студентов» (детсадовцев) с гремучим российским блоком. Те впечатлились, удивились, ошалели… Но продолжали с упорством, достойным уважения, в него стучаться. Особенно преуспевал на сетке Олег Сычев – прямые обязанности выполнял дивно. Ну как раз Сычеву есть что доказывать, трудится вовсю, и молодец. Не вспоминал о вчерашнем неудачном падении на больную ногу Артем Вольвич, который, в свою очередь, обижал спрингфилдских гостей подачей. Планер Артема стал непреодолимым препятствием перед американцами, и они надолго застряли на отметке семь набранных очков, а россияне оторвались очков на шесть. Вольвич подавал, Дмитрий Ильиных забивал переходящие. А что? Отлично устроились ребята! Максим Жигалов был как и в предыдущих двух играх безукоризнен, да успевал гордо посматривать по сторонам: как я вам, а? Да хорошо же, Макс, отлично даже! Не успела ваша покорная слуга глотнуть кофе, как обычно, заготовленного впрок перед матчем, как сет закончился.


 
Фото: «Российская газета» 
Во втором сете все немного повеселились, увидев, подтверждение вчерашнего, казалось, привидевшегося от недосыпа еще с Мировой лиги «глюка». Ан нет, все так и есть – Сергей Савин – резервный диагональный. От смены игрового амплуа Савин не смутился, достойно давал отдохнуть Жигалову – и блок поставил, и пару атак зашвырнул за шиворот американскому пышноволосому либеро, и в защите хороший мяч вытащил. Бросилось в глаза идеальное взаимодействие Дмитрия Ковалева с краями, а Сергея Антипкина с первыми темпами. Александр Маркин исполнял пайпы на бис. Жигалов куражился. Ильиных резвился. Вольвич смеялся, встав на цыпочки и закрыв очередную атаку. Антипкин шарашил эйсы.
 
Потом парни наши стали вдруг ошибаться и впечатление чуть смазалось, зато стало интереснее. И потом, ведь первый сет сыграли гораздо лучше, как и собирались, разве не так?
 
Счет третьего сета вообще какой-то совсем стыдный. Ну, не для наших бравых студентов, понятное дело. Они-то как раз красавчики. А вот великой волейбольной державе любым состав негоже проигрывать партию с таким счетом. Американцы, собирайтесь сейчас же, а то мы тут будем за Гонконг болеть сразу после России.
 
Так, о чем это я? Так вот, на третью партию Сергей Шляпников выпустил-таки пританцовывающего от нетерпения капитана – Дениса Бирюкова. Взгляд доигровщика, если бы он умел воспламенять взглядом, оставил бы вместо и без того несчастных американцев одни уголечки. Однако Денис этого не умеет, поэтому вместо вопламенения занялся волейбольным насилием. Подачи там, атаки… Ох, красиво играл, куражисто. И вообще, большую часть своих очков американцы заработали за счет ошибок наших на подаче. Не вспомню сейчас, кто из ребят не отличился эйсом. Пожалуй, Ковалев только, да Савин  – они просто не успели. Бирюков уничтожил их своими вариативными, чередующимися то силовыми, то планирующими, то клюющими. В общем, Денис – богатый у тебя арсенал, мы это знали, а теперь американцы увезут из Казани ворох впечатлений. Жигалов-Сычев завершили избиение. 

Суперлига. 10 тур. "Зенит" (Казань) - "Белогорье" (Белгород) 3-2. Битва Максимов

Еще один жесткий матч, как и ожидалось, устроили в Казани два принципиальных соперника – «Зенит» и «Белогорье». Удивляться все начали еще со старта, потому что в основе диагоналить вышел не немецкий легионер гостей Георг Грозер, а загадка для Казани – леворукий Максим Жигалов. Это сыграло, потому что толком закрыть его у Казани получилось только в четвертом сете. Команды начали ровно, отвечая друг другу съемом на съем. Дмитрий Мусэрский и Николай Апаликов хвастались друг перед другом эффектными атаками, красиво забивали Тарас Хтей и Мэтт Андерсон, очень много и удачно атаковал Жигалов. Все это длилось до самой концовки, где все решилось парой ляпов Белгорода в защите, апофеозом которых стал мяч, провожаемый в аут Артемом Ермаковым, Тарасом Хтеем и Максимом Жигаловым, который преступно шмякнулся в линию… 25-22 и 1-0 в пользу «Зенита».

Второй сет был еще ровнее. Он был настолько ровным, что до счета 20-20 ни одной команде не удалось добыть ни одного толкового брейка. Даже ошибались на подачах обе команды синхронно. Но здесь на подачу вышел краса, гордость и памятник Вадим Анатольевич Хамутцких, которого даже казанские трибуны встретили аплодисментами! Борода от такой встречи в благодушное расположение духа не пришел и шустро раскидал подачи по разным зонам, ни в кого особо не целясь, но так удачно, что белгородский блок накрыл и Макса, и Апаликова, и Андерсона. 20-25 и равный счет по партиям.
Читать дальше →

"Восток" сдает позиции

обмочаев
Фото: оф.сайт «Зенит-Казань»

Завершились матчи одной четвертой финала Кубка России. В полуфинале к «Кузбассу» и новосибирскому «Локомотиву» присоединились «Искра» и «Белогорье».

Пять партий потребовалось «Искре», играющей намного ниже своего обычного уровня, чтобы одолеть нижегородцев. Уступив в первых двух сетах, одинцовцы смогли собраться и не проиграть матч.

Искра – Губерния – 3-2 (20-25, 23-25, 25-17, 25-20, 15-13)

Самым интересным, как и ожидалось, получилась игра извечных соперников, казанского «Зенита» и «Белогорья». Первую скрипку здесь играли Вадим Хамутцких и Максим Жигалов у белгородцев и Максим Михайлов у хозяев паркета. Козыри команды Геннадия Шипулина оказались весомее.

Зенит (Казань) – Белогорье (Белгород) – 2-3 (19-25, 25-17, 22-25, 27-25, 13-15)

Завтра в рамках 1/2 финала «Кузбасс» сыграет с «Искрой», а новосибирские «железнодорожники» сразятся с бывшими одноклубниками из Белгорода.