Валентин Стрильчук: «Любой тренер и любой игрок скажут, что хотели бы быть в одной команде с Леоном»

Связующий «НОВЫ» Валентин Стрильчук рассказывает о конкуренции за место в составе, признается, что не отказался бы сыграть в одной команде с Леоном и вспоминает выступление за одинцовскую «Искру».
 
— По итогам первого круга были все основания считать «НОВУ» «домашней» командой: она набирала очки только на своей площадке. Сейчас же вы проигрываете в Новокуйбышевске, но выиграли три подряд матча на выезде. 
— Наверное, дело просто в том, что сейчас мы обыгрываем в гостях те команды, кого в прервом круге обыгрывали и дома. Психология? Не знаю… Иногда нам просто чего-то не хватает: то травма основного диагонального, то какие-то собственные недочеты. Сейчас же самое главное — как мы пройдем концовку. Прошедших игр уже не вернешь, а вот от предстоящих зависит, выполним ли мы поставленные перед нами задачи.
 
— Первая восьмерка, попасть в которую и было вашей задачей, после недавнего поражения от «Кузбасса» все дальше...
— Да, игра с «Кузбассом» в плане попадания в восьмерку была для нас решающей. Тем не менее, в оставшихся турах разыгрывается еще 15 очков. И у нас остаются все шансы на восьмерку. Главное — мы в команде в это верим и все вместе хотим этого добиться.
 
— Ты вместе с командой после определенного перерыва вернулся в Суперлигу. Насколько тяжело было вновь привыкать к ее уровню?
— Уровень нашей Суперлиги, думаю, один из сильнейших в Европе, а то и в мире. Здесь одинаково сложно игрокам любого амплуа. Правда доигровщиков, или, например, игроков первого темпа в команде больше, и они более взаимозаменяемы, чем связующие или либеро. Наверное, в этом и есть сложность. Но в этом же и интерес, новые вызовы. А в плане ведения игры здесь, в Суперлиге, меньше права на ошибку: если ты в каком-то эпизоде отдал передачу не тому игроку, которому следовало — в Высшей лиге это можно было исправить в следующих розыгрышах, а в Суперлиге такая возможность есть уже не всегда. 

 
 
— В некоторых моментах ты и сам охотно завершаешь атаки, причем со слов Константина Брянского можно понять, что это вовсе не импровизация...
— Конечно, мы эти моменты отрабатываем на тренировках и обсуждаем зоны, в которые я должен атаковать или скидывать. Вообще же в любой, наверное, команде так: если связующий принимает решение атаковать — это должно быть выигранное очко, хотя бы с вероятностью на 95%, или, как минимум, чтобы соперники вернули мяч на нашу сторону простым способом. Все-таки атака — это не основная моя обязанность.
 
— Конкуренция с Чеславсом Свентицкисом за место в основе как-то сказывается на ваших отношениях вне площадки?
— Так получилось, что мы с ним абсолютно разные: и по ведению игры, и по физическим данным, и в каких-то моральных аспектах. Считаю, в этом для нашей команды только преимущество: если моя игра где-то не проходит — выходит Чеславс и меняет весь рисунок игры. У нас с ним у каждого свои козыри и мы стараемся в любой игре использовать их по максимуму: например, у него хороший блок, а у меня — хорошая защита. И мы еще перед началом сезона с ним договорились: на тренировках мы играем друг против друга, боремся за место в составе — на жизни вне площадки это отражаться не должно.
 
— А кого из российских связующих можешь отметить, чья манера игры тебе ближе других?
— Те, кто когда-то был моим кумиром в этом амплуа, сейчас уже не играют. Сейчас в нашем чемпионате самый сильный связующий — Сергей Гранкин. Мы с ним хорошо дружим, вместе начинали наши профессиональные карьеры в Ярославле, до сих пор общаемся. Из молодых связующих можно отметить Диму Ковалева — он очень выделяется своими физическими данными. И Игорь Кобзарь тоже неплох. Хотя из молодых в Суперлиге можно выделить практически каждого. Другое дело — как сложится их карьера, как они будут расти и думать о своем будущем.
 
— А из нападающих есть такой, за чьей игрой ты смотришь и думаешь: «Вот мне бы его в партнеры»?
— Из крайних нападающих сейчас в мире есть один такой — Леон. Наверное, любой тренер и любой игрок скажут, что хотели бы быть с ним в одной команде. Особенно в важных матчах, где он показывает просто невероятный уровень. А с соперниками попроще, из нижней части таблицы он просто, видимо, выходит не с тем настроем.
 
— До того, как перейти в «НОВУ», ты поиграл в самых разных командах и городах — от Москвы и Калининграда до Нижневартовска. Где тебе комфортнее всего было жить и играть?
— Мне было везде по-своему хорошо, так же, как и здесь. Каждая новая команда — это новый опыт. Поэтому ни из тренеров, ни из команд никого не могу выделить, со всеми было приятно играть. И я до сих пор получаю удовольствие от волейбола. Единственное, в плане перелетов удобнее всего, конечно, жить в Москве — нет пересадок. А по условиям жизни и у Новокуйбышевска есть свои преимущества: здесь мы живем все вместе. Правда, у нас в зале нет своей раздевалки — где-то наверняка с этим получше, но хуже в чем-то другом. Поэтому сложно сравнивать, везде есть свои плюсы и минусы.
 
— Ты играл в одинцовской «Искре» в самый сложный период ее истории, когда команда вылетала из Суперлиги. Как ее падение виделось изнутри?
— Каким оно могло видеться, если команда продолжительное время сидела без денег? Конечно, все переживали. Но коллектив был, и это было все равно видно. Может быть, не было какой-то мотивации в игре, но вне площадки коллектив подобрался очень хороший, все ребята были дружны, со всеми до сих пор общаемся, пусть и встречаемся уже в других командах. А «изнутри» ничего необычного не было: в такой же ситуации я уже был в Калининграде, когда у «Динамо-Янтарь» заканчивались деньги, в «Динамо-ЛО» я играл как раз в сезон «без денег»… Так что все было похоже. Такую же, наверное, ситуацию сейчас можно видеть и в Нижнем Новгороде.
 
— В 2003 году в составе юношеской сборной России ты выиграл чемпионат Европы. Кто из той команды сейчас выступает на высоком уровне?
— Как раз с Сергеем Гранкиным тогда играли вместе. И практически все остальные выступают в Суперлиге. В диагонали у нас играли Роман Данилов из «Белогорья» и Андрей Максимов из «Урала», в центре — Александр Волков («Урал») и Дмитрий Шестак («Кузбасс»). Алексей Остапенко сейчас приостановил карьеру, у него некоторые проблемы со здоровьем. Из доигровщиков — Павел Круглов («Динамо»), остальные сейчас уже не играют. Либеро — Хачатур Степанян из «Кузбасса». И мы с Серегой Гранкиным — вот примерно такой состав и был.
 
— С той победы прошло уже много лет. Доволен, как складывается твоя карьера?
— Как она сложилась — я уже ничего изменить не могу. Конечно, где-то хотелось бы лучше и больше, но уж как сложилась, так и сложилась… Останусь ли я в «НОВЕ»? Эти вопросы — на усмотрении руководства и тренерского состава. А оценивать нашу игру и руководство, и болельщики будут по результатам в турнирной таблице. Поддержка болельщиков, кстати, нам очень помогает. И у них всегда есть только одна просьба — чтобы в нашем зале было побольше сидячих мест. Приятно, чтио на наши матчи болельщики съезжаются со всей Самарской области и даже из соседних областей.
 
Фото: ВК «НОВА»
 

Георги Братоев переехал в Нижневартовск

Лучший связующий олимпийского турнира в Лондоне Георги Братоев подписал контракт с нижневаротовским «Самотлором». Соглашение заключено до окончания нынешнего первенства. Перед командой стоит задача выхода в Суперлигу.

Георги Братоев, Аль-Райан, сборная Болгарии, Тюмень, Самотлор, чемпионат России, чемпионат Блогарии, волейбол

Братоев уже играл в России, когда в сезоне 2010-2011 так же в Высшей лиге А защищал цвета «Тюмени». Последним клубом игрока был софийский «Левски», а на прошедшем в октябре клубном Чемпионате мира Георги играл за катарский «Аль-Райан».
Напомним, что другой связующий нижневартовцев Валентин Стрильчук на этой неделе стал игроком одинцовской «Искры».