+243.92
Рейтинг
656.55
Сила

bolshoyleha

В новый год — с новой пропиской. «Нова» переехала в Самару

Это стало фактом: «Нова» переехала из родного Новокуйбышевска, где отыграла более двадцати лет, в Самару.

«В кулуарах» об этом говорили едва ли не со старта нынешнего сезона. В декабре разговоры приняли конкретный характер, назывался точный «час X»: первую домашнюю игру после Нового года «Нова» должна была провести уже в Самаре.



Новым местом прописки для команды станет главная, да и по сути, единственная подходящяя для приема соревнований уровня волейбольной Суперлиги площадка Самары — «МТЛ Арена». Теперь волейболисты будут делить ее с баскетболистами — БК «Самара» тоже выступает в Суперлиге, правда, в российской баскетбольной реальности это всего лишь второй по статусу турнир после Единой лиги ВТБ.

Переезд клуб отметил новым звучным лозунгом: «Большой волейбол возвращается в Самару!». Были внесены соответствующие поправки и в клубную историю: если прежде она начиналась в 1993 году, то сейчас к ней прибавились еще 22 года. Выяснилось, что история «Новы» начиналась именно в Самаре, тогда еще Куйбышеве: первая профессиональная мужская команда из Куйбышева, выступавшая в чемпионатах РСФСР и СССР с 1971 года, «Автомобилист», в 1993 году перешла в структуру новокуйбышевского НПЗ и стала «Октаном», который с 2003 года носит имя титульного спонсора — «Нова».

Впрочем, изыскания историков от волейбола сколь занимательны, столь и отвлеченны для простого болельщика. Не знаем, рассчитывали ли на это в клубе, но на первую игру Суперлиги в Самаре собрался аншлаг. Вроде бы и соперник у «Новы» был не самый статусный — идущая в нижней части таблицы «Югра-Самотлор» (скажем, 22 января в следующем домашнем матче новокуйбышевцы самарцы будут принимать лучший клуб Европы, «Зенит»), да и от потенциальной публики можно было ожидать времени на «раскачку» и привыкание к новому пока зрелищу…

Но переезд в Самару главной волейбольной команды области ажиотаж вызвал мгновенный. Уже за полтора часа до начала матча зрители стали собираться у «МТЛ Арены», а едва поединок стартовал, зал пришлось закрыть для опоздавших болельщиков: мест на трибуне им уже попросту не хватило.

Красочный банер во всю стену (с тем самым слоганом о возвращении в Самару), живая музыка в фойе, сувениры и подарки для болельщиков — «Нова» постаралась обставить исторический для себя матч по возможности красочно.

Вот только результат немного подкачал… Хотя по первой партии казалось, что нижневартовцы в курсе, что у хозяев сегодня праздник, и постараются его не испортить. Хорошая подача, эффективная игра в центре, не знающий преград Никита Алексеев — и убедительные 25:13. Но вот потом все это куда-то ушло. Алексеев, самый результативный игрок первого круга чемпионата, раз за разом упирался в руки блокирующих и на выходе дал всего 37% эффективности в атаке. А усилий одного Дмитрия Макаренко для победы оказалось мало. И в «новоселье» «Нова» сумела разжиться всего одним набранным очком, уступив сопернику 2:3.

«Нова» — «Югра-Самотлор» 
2:3 (25:13, 18:25, 25:18, 20:25, 12:15)

Своим мнением о переезде команды и первом матче в Самаре поделились главный тренер «Новы» и болельщики — новокуйбышевские и самарские.  
 
Константин Брянский, главный тренер ВК «Нова»:
— Огромное спасибо нашим болельщикам, которые поддерживали нас на протяжении всех пяти партий. Сегодняшний матч — это борьба характеров. Мы выиграли первую партию, пока «Самотлор» стоял и спал. После этого пошла уже совсем другая игра. Возможно, мы рано поверили в победу и провалились, проигрывая на простых мячах… А когда опомнились, было уже поздно: соперник набрал ход… В пятой же партии все, по сути, решили маленькие нюансы. 
Сколько мы провели тренировок в «МТЛ Арене»? Три: две вчера и одну сегодня утром. И получается, что обе команды сегодня играли в гостях. По сути, мы только еще начинаем привыкать к этому залу. Что говорить, в Новокуйбышевске нам, конечно, привычнее. Но в целом ощущения хорошие: и трибуны болели, и спасибо новокуйбышевским болельщикам, что приехали и нас поддержать и увидели красивый волейбол.
 
Сергей Долгих, болельщик «Новы», г. Новокуйбышевск:
— За «Нову» я болею с тех пор как команда появилась в Новокуйбышевске под названием «Октан», то есть уже больше двадцати лет. Мы занимались активной поддержкой команды, в том числе и на выездных матчах. Нижневартовск, Новосибирск, Сургут, Новый Уренгой, Салават, Красногорск, Ярославль, Москва, Пермь, Уфа — вот список городов, где я побывал вместе с командой. Это больше, чем просто «приятное времяпрепровождение». Я сотрудничал с клубом по ряду направлений, кроме того, я встретил в клубе будущую жену (она танцевала в группе поддержки). Так что это родная для меня команда.

Безусловно, «Нова» являлась одним из символов Новокуйбышевска. Благодаря команде наш город стал жирной точкой на волейбольной карте России, да и не только России. Изначально новость о переезде команды в Самару я воспринял с разочарованием. Хотя следить за ней я, конечно, буду. Другой команды у нас всё равно нет. По возможности, буду ездить на домашние матчи. Только, конечно, возможности поубавится. Надеюсь, что количество самарцев, которые не ходили на игры в Новокуйбышевске, а теперь будут ходить на них в Самаре, будет больше, чем количество новокуйбышевцев, которые перестанут это делать. Команде нужна поддержка.


Самое главное, что переезд позволит команде сохранить основного спонсора. Насколько я понимаю, это его желание — перевезти команду в Самару. Если это позволит «Нове» подняться на новый, более высокий уровень, как нам пытаются доказать, что же… я буду только рад. Хочу пожелать «Нове» во главе со старожилом команды Константином Брянским только побед и красивой игры.

 
Евгения Литвинова, в недавнем прошлом игрок «Искры», один из основателей и руководителей школы волейбола SVC, г. Самара:
— Добираться на матчи «Новы», когда она играла в Новокуйбышевске, самарским болельщикам было очень неудобно! Даже если кто-то может добраться на своей машине, а не на маршрутке, нужно на дорогу выделить часа два-три. И, если это будний день, не всегда отпросишься с работы.

Естественно, все любители большого и маленького волейбола были рады узнать, что игры команды Суперлиги будут проходить в столице Самарской области. Не знаю, как финансово переезд скажется на команде, но болельщиков на ее играх точно будет больше. И мне кажется, переезд в столицу — это шаг наверх.


В плане организации матча сегодня всё было на уровне. Группа поддержки, ведущий, мотивирующая музыка… Приятно было, что ребята раскидали болельщикам мячи с автографами. Жалко только, что команда проиграла и игроки после матча не подошли к болельщикам, как они это делали в «Октане». Хотя их можно понять, эмоции и, наверное, было просто стыдно. Но Самара их поддерживает!

 
До конца регулярного чемпионата «Нове» осталось провести пять домашних матчей. Они пройдут в «МТЛ Арене», а вот жить и тренироваться команда по-прежнему будет в Новокуйбышевске. Как это скажется на результатах — узнаем совсем скоро...

Владимир Съёмщиков: «Успей я принять присягу — был бы сейчас военным»

Центральный блокирующий «НОВЫ» Владимир Съёмщиков вспоминает, как едва не стал военным, выделяет особенности своего амплуа и заглядывает в концовку сезона. 

 
 
— Ты вырос в Тольятти — городе, где популярны, прежде всего, хоккей и футбол. Как получилось, что ты выбрал волейбол?
— В Тольятти я приехал уже в восьмом, если не ошибаюсь, классе, из Узбекистана, из Бухары. И в Тольятти меня просто заметил тренер, Владимир Алексеевич Юдин, спросил, не хочу ли я походить позаниматься волейболом. До этого я волейболом никогда не занимался, а вот антропометрические данные у меня, видимо, были — из-за них меня и пригласили. Я походил на тренировки, поиграл за школу, потом за вуз… Ездил на просмотр в Башкирию, но там меня не взяли, поскольку я был еще молодой и «сырой», и первый год карьеры я провел в Елабуге, в Татарстане. Потом сезон во Владимире, а затем — четыре в Уфе, в «Урале»… Еще поиграл в Перми, сезон в Высшей лиге «А» за «Локомотив-Изумруд». И вот уже почти два года играю здесь, в Новокуйбышевске.
 
— Профессионально ты начал заниматься волейболом довольно поздно. Как это сказалось на твоей карьере?
— Да, заниматься я начал лет в 19 или 20, то есть моя карьера продолжается всего девять лет. В том, что начал поздно, наверное, есть и плюсы, и минусы. Из плюсов можно назвать то, что удалось сохранить спортивное здоровье, тьфу-тьфу, конечно (стучит по скамейке). Кто знает, начни я в 15-16 лет — не получил бы какую-нибудь травму? Знаю немало ребят, которым по 25-26 лет — а они уже все прооперированы, поперерезаны… Хотя, конечно, начни я раньше — было бы лучше в плане техники и становления как игрока. Но зачем оглядываться назад и гадать: «Что было бы, если бы»? Случилось так, как случилось. И я доволен тем, как все произошло.
 
— А что за институт, за который ты играл?
— Сначала я поступил в Тольяттинский военно-технический институт. Причем сперва я поступил на военный факультет и какое-то время был курсантом. Но прошло три или четыре месяца, я еще не успел принять присягу — меня оттуда забрали мои хорошие друзья. Сказали: давай-ка ты еще попробуешь с волейболом. Я тогда, помню, хотел спать, ссентиментальничал — и согласился. Перевелся на «гражданский» факультет и вернулся в волейбольную секцию. Конечно, если бы я тогда уже принял присягу — этого бы не удалось, и сейчас я, наверное, был бы военным. А отучиться в ТВТИ так не получилось: я играю в Елабуге, а учусь в Тольятти — мне дали понять, что ТВТИ — вуз серьезный, учиться «наездами» здесь не получится. И пришлось перевестись в Башкирский государственный аграрный университет в Уфе.
 
— Откуда вообще появилось желание учиться в военном вузе?
— Если честно, мне изначально нравилось, что жизнь военных чем-то похожа на спортивную: те же самые переезды, новые города… Я, правда, на тот момент этого еще не знал, но меня это все равно привлекало. Сожалел ли потом о своем решении? Сейчас никаких сожалений нет. Вот если бы я не играл сейчас профессионально — тогда, может быть, какое-то сожаление и пришло бы. Хотя, опять же, я же все равно получил бы образование, был бы строителем...
 
— Какие воспоминания остались от четырех лет, проведенных в «Урале»?
— В Уфе мне удалось поиграть с такими звездами как Ллой Болл и Клейтон Стэнли. От «Урала» у меня остались самые хорошие впечатления, я в принципе не могу сказать об этом клубе чего-то плохого. Мне там очень нравилось. И по инфраструктуре там есть все, и персонал — массажисты, врач… «Урал» если и уступает, например, «Зениту», то только если в классе игроков, а так — очень хороший клуб.
 
— Ллой Болл и Клейтон Стэнли — какими они были в общении?
— Они же американцы — всегда улыбаются. С ними всегда было приятно встретиться утром: никто из них не выйдет с «лимонным» лицом. Очень общительные, вообще не сказать, что «звездные». И возраст здесь им совсем не был помехой: они как в двадцать лет — такие же заводные, такие же веселые. И очень трудолюбивые, любят работать: что Стэнли, что Болл постоянно зависали в тренажерном зале. Мне, двадцатилетнему мальчишке, хотя тренировка вроде бы уже и закончилась, было даже не по себе уходить из зала, оставляя там одного приседающего Клейтона. Наоборот, я понимал, что молодой, а значит, должен уходить последним, дорабатывать до конца.
 
— Помимо звездных игроков в «Урале» ты поработал и с известным тренером Зораном Гаичем...
— Под руководством Гаича я впервые вообще попал в Суперлигу. Я тогда играл в Высшей лиге «А» за «Урал-2», а Зоран дал мне возможность потренироваться с главной командой, и концовку чемпионата я проводил уже в ее составе. И большое ему спасибо за шанс попробовать себя в Суперлиге. Он проповедовал типично европейский стиль волейбола, основным для него были защита и блок. И от этого он отталкивался. Тогда не только я из молодых заиграл: еще либеро Артем Степанов, Максим Коршунов — то есть Гаич давал нам шанс, в тот момент просто нужно было им воспользоваться. И думаю, у меня это получилось.
 
— Если начать уже подводить итоги нынешнего сезона — возвращение «НОВЫ» в Суперлигу удалось?
— Думаю, да, сезон получился удачным. Спустя шесть лет мы вернулись в Суперлигу и сохранили здесь место. Если вспомнить, то самый лучший результат команды — седьмое место в Суперлиге. Сейчас мы десятые. Дай бог, это не самое ее высокое место в дальнейшем, надеюсь, «НОВА» с каждым годом будет подниматься все выше и выше.
 
— До конца чемпионата осталось три тура. И чемпион уже известен, и «НОВА» свои турнирные задачи в основном решила. Чем команда будет себя мотивировать?
— Нашей команде не нужна сверхмотивация. «НОВА» играет в Суперлиге первый сезон, и обыграть кого-либо из соперников — для нас уже шаг вперед. Взять то же «Белогорье»: дома мы с ним две партии играли на «больше-меньше». Или московское «Динамо»: первые партию мы выигрываем, во второй ведем 17:12 — выигрывай мы тогда 2:0, кто знает, как дальше сложилась бы игра. А теперь то, что не получилось с этими командами дома, мы попробуем взять на выезде. Конечно, будет тяжело, соперники будут упираться, потому что «Динамо» и «Белогорье» спорят за второе-третье места. Но в любом случае без борьбы они от нас ничего не получат.
 
— В «НОВЕ» четыре центральных блокирующих, происходит их постоянная ротация: сегодня один выходит в стартовой шестерке, завтра — другой… Как это сказывается на игровом тонусе и настроении?
— Конкуренция дает каждому из нас возможность расти. Никто же не хочет стоять в «квадрате» — все хотят играть. И тренер после каждой тренировки делает выводы, смотрит на особенности нашей команды, особенности соперника, кто в данный момент готов и может лучше сыграть против конкретного соперника… Хотя войти в игру, скажем, по ходу второй или третьей партии бывает непросто. По ходу игры ты наблюдаешь не только за действиями связующего соперников — ты должен смотреть за всей их командой: кто и как действует. Потому что, выходя на площадку, ты должен помогать команде, а если выходишь и не помогаешь — замена была бесполезной.
 
— Для тебя лично польза команде в чем выражается?
— Результативная атака. Подача, которая доставляет проблемы сопернику. И, конечно, блок. Я центральный блокирующий, от меня все ждут именно блок. Все это — показатели игры центрального блокирующего. Самый удачный мой матч в нынешнем сезоне? Да это любой матч, который мы выиграли. Это же Суперлига — самая сильная лига в мире, и приятно выиграть здесь любой матч — это большой плюс и для команды, и для тебя как для спортсмена, дополнительная уверенность и возможность нового шага.

— В одном из последних туров Суперлиги ты стал лучшим блокирующим...
— Все-таки, как я считаю, результативный блок — это не стопроцентная заслуга именно центрального. Это результат совместных усилий: крайнего блокирующего, который выбирает место, где он будет блокировать и куда нужно пристроиться центральному, ведь не центральный выбирает место, чтобы поставить блок — он просто добегает до крайнего игрока и пристраивается к нему. Плюс подача: если будет хорошая подача, прием будет выбит — мне легче блокировать. И еще зависит от нападающего: если нападающий не захочет попасть в блок — он не попадет. Поэтому я, например, не могу, выходя на игру, сказать: сегодня я поставлю три, четыре или пять блоков. Может получиться, что поставлю и больше, а может — что вообще не поставлю. 

 
 
— Кому из нападающих в Суперлиге противостоять сложнее всего?
— Вообще играть можно против любого соперника. Но у некоторых есть какие-то конкретные данные, например, у Леона — он и сам высокий, и прыжок, и съем у него очень высокие. Можно и ему противостоять, но, опять же, нужна совокупность факторов: хорошая подача, хороший блок, хорошая собственная атака, чтобы он ничего не смог сделать...
 
— А что чувствует игрок, который выходит на площадку, а напротив, в центре — например, Дмитрий Мусэрский?
— Думаю, этот игрок хочет выиграть. За счет чего можно его остановить? Прежде всего, за счет большого желания. И за счет точного выполнения своих «обязанностей». Ведь есть работа аналитиков, статистиков — и в какие-то моменты мы на сто процентов знаем, что игрок соперника выполнит именно это конкретное действие. И в момент, когда ты его на этом ловишь, ставишь блок — ты, конечно, можешь этот блок записать и себе, но на самом деле это результат работы нескольких человек. А желание… Против того же Мусэрского всегда играть интересно, тебе не нужна никакая дополнительная мотивация, желание и так всегда зашкаливает — поэтому ты и прыгаешь выше, и бьешь сильнее, и бежишь быстрее...
 
— В пятницу в команде как-то отметили 1 апреля? Кого-нибудь разыграли?
— У нас был достаточно напряженный день, две серьезные тренировки. Насколько я знаю, разыграли только нашего связующего Валентина Стрильчука: ему будто бы позвонили и сказали, что его машина находится в угоне, а ему нужно приехать в страховую компанию и расторгнуть с ней договор. И только через какое-то время пришла смс: «С 1 апреля тебя, друг». А вообще команде сейчас не до шуток: мы готовимся к заключительному домашнему туру. Поэтому особо никто никого не разыгрывал. Но вот по ходу сезона — постоянные розыгрыши, подколы, стеб. Мы ведь целый год вместе, в одной раздевалке, видимся с ребятами, наверное, чаще, чем с женами. Но какой-нибудь пример привести даже и не могу, не хочу никого обидеть.
 
— Совсем скоро сезон закончится. Как обычно поддерживаешь форму в межсезонье?
— Летом в любом случае нужна какая-то самостоятельная подготовка. У нас многое зависит от физического состояния, тот же прыжок не появится просто так, если ты все лето будешь сидеть на диване, кушать пиццу и толстеть. За собой нужно следить. Мы, например, с Александром Конновым, который из Жигулевска, прошлое лето провели на пляже — каждый вечер собирались и играли в пляжный волейбол. Это хорошая нагрузка.
 
Фото: ВК «НОВА»

Валентин Стрильчук: «Любой тренер и любой игрок скажут, что хотели бы быть в одной команде с Леоном»

Связующий «НОВЫ» Валентин Стрильчук рассказывает о конкуренции за место в составе, признается, что не отказался бы сыграть в одной команде с Леоном и вспоминает выступление за одинцовскую «Искру».
 
— По итогам первого круга были все основания считать «НОВУ» «домашней» командой: она набирала очки только на своей площадке. Сейчас же вы проигрываете в Новокуйбышевске, но выиграли три подряд матча на выезде. 
— Наверное, дело просто в том, что сейчас мы обыгрываем в гостях те команды, кого в прервом круге обыгрывали и дома. Психология? Не знаю… Иногда нам просто чего-то не хватает: то травма основного диагонального, то какие-то собственные недочеты. Сейчас же самое главное — как мы пройдем концовку. Прошедших игр уже не вернешь, а вот от предстоящих зависит, выполним ли мы поставленные перед нами задачи.
 
— Первая восьмерка, попасть в которую и было вашей задачей, после недавнего поражения от «Кузбасса» все дальше...
— Да, игра с «Кузбассом» в плане попадания в восьмерку была для нас решающей. Тем не менее, в оставшихся турах разыгрывается еще 15 очков. И у нас остаются все шансы на восьмерку. Главное — мы в команде в это верим и все вместе хотим этого добиться.
 
— Ты вместе с командой после определенного перерыва вернулся в Суперлигу. Насколько тяжело было вновь привыкать к ее уровню?
— Уровень нашей Суперлиги, думаю, один из сильнейших в Европе, а то и в мире. Здесь одинаково сложно игрокам любого амплуа. Правда доигровщиков, или, например, игроков первого темпа в команде больше, и они более взаимозаменяемы, чем связующие или либеро. Наверное, в этом и есть сложность. Но в этом же и интерес, новые вызовы. А в плане ведения игры здесь, в Суперлиге, меньше права на ошибку: если ты в каком-то эпизоде отдал передачу не тому игроку, которому следовало — в Высшей лиге это можно было исправить в следующих розыгрышах, а в Суперлиге такая возможность есть уже не всегда. 

 
 
— В некоторых моментах ты и сам охотно завершаешь атаки, причем со слов Константина Брянского можно понять, что это вовсе не импровизация...
— Конечно, мы эти моменты отрабатываем на тренировках и обсуждаем зоны, в которые я должен атаковать или скидывать. Вообще же в любой, наверное, команде так: если связующий принимает решение атаковать — это должно быть выигранное очко, хотя бы с вероятностью на 95%, или, как минимум, чтобы соперники вернули мяч на нашу сторону простым способом. Все-таки атака — это не основная моя обязанность.
 
— Конкуренция с Чеславсом Свентицкисом за место в основе как-то сказывается на ваших отношениях вне площадки?
— Так получилось, что мы с ним абсолютно разные: и по ведению игры, и по физическим данным, и в каких-то моральных аспектах. Считаю, в этом для нашей команды только преимущество: если моя игра где-то не проходит — выходит Чеславс и меняет весь рисунок игры. У нас с ним у каждого свои козыри и мы стараемся в любой игре использовать их по максимуму: например, у него хороший блок, а у меня — хорошая защита. И мы еще перед началом сезона с ним договорились: на тренировках мы играем друг против друга, боремся за место в составе — на жизни вне площадки это отражаться не должно.
 
— А кого из российских связующих можешь отметить, чья манера игры тебе ближе других?
— Те, кто когда-то был моим кумиром в этом амплуа, сейчас уже не играют. Сейчас в нашем чемпионате самый сильный связующий — Сергей Гранкин. Мы с ним хорошо дружим, вместе начинали наши профессиональные карьеры в Ярославле, до сих пор общаемся. Из молодых связующих можно отметить Диму Ковалева — он очень выделяется своими физическими данными. И Игорь Кобзарь тоже неплох. Хотя из молодых в Суперлиге можно выделить практически каждого. Другое дело — как сложится их карьера, как они будут расти и думать о своем будущем.
 
— А из нападающих есть такой, за чьей игрой ты смотришь и думаешь: «Вот мне бы его в партнеры»?
— Из крайних нападающих сейчас в мире есть один такой — Леон. Наверное, любой тренер и любой игрок скажут, что хотели бы быть с ним в одной команде. Особенно в важных матчах, где он показывает просто невероятный уровень. А с соперниками попроще, из нижней части таблицы он просто, видимо, выходит не с тем настроем.
 
— До того, как перейти в «НОВУ», ты поиграл в самых разных командах и городах — от Москвы и Калининграда до Нижневартовска. Где тебе комфортнее всего было жить и играть?
— Мне было везде по-своему хорошо, так же, как и здесь. Каждая новая команда — это новый опыт. Поэтому ни из тренеров, ни из команд никого не могу выделить, со всеми было приятно играть. И я до сих пор получаю удовольствие от волейбола. Единственное, в плане перелетов удобнее всего, конечно, жить в Москве — нет пересадок. А по условиям жизни и у Новокуйбышевска есть свои преимущества: здесь мы живем все вместе. Правда, у нас в зале нет своей раздевалки — где-то наверняка с этим получше, но хуже в чем-то другом. Поэтому сложно сравнивать, везде есть свои плюсы и минусы.
 
— Ты играл в одинцовской «Искре» в самый сложный период ее истории, когда команда вылетала из Суперлиги. Как ее падение виделось изнутри?
— Каким оно могло видеться, если команда продолжительное время сидела без денег? Конечно, все переживали. Но коллектив был, и это было все равно видно. Может быть, не было какой-то мотивации в игре, но вне площадки коллектив подобрался очень хороший, все ребята были дружны, со всеми до сих пор общаемся, пусть и встречаемся уже в других командах. А «изнутри» ничего необычного не было: в такой же ситуации я уже был в Калининграде, когда у «Динамо-Янтарь» заканчивались деньги, в «Динамо-ЛО» я играл как раз в сезон «без денег»… Так что все было похоже. Такую же, наверное, ситуацию сейчас можно видеть и в Нижнем Новгороде.
 
— В 2003 году в составе юношеской сборной России ты выиграл чемпионат Европы. Кто из той команды сейчас выступает на высоком уровне?
— Как раз с Сергеем Гранкиным тогда играли вместе. И практически все остальные выступают в Суперлиге. В диагонали у нас играли Роман Данилов из «Белогорья» и Андрей Максимов из «Урала», в центре — Александр Волков («Урал») и Дмитрий Шестак («Кузбасс»). Алексей Остапенко сейчас приостановил карьеру, у него некоторые проблемы со здоровьем. Из доигровщиков — Павел Круглов («Динамо»), остальные сейчас уже не играют. Либеро — Хачатур Степанян из «Кузбасса». И мы с Серегой Гранкиным — вот примерно такой состав и был.
 
— С той победы прошло уже много лет. Доволен, как складывается твоя карьера?
— Как она сложилась — я уже ничего изменить не могу. Конечно, где-то хотелось бы лучше и больше, но уж как сложилась, так и сложилась… Останусь ли я в «НОВЕ»? Эти вопросы — на усмотрении руководства и тренерского состава. А оценивать нашу игру и руководство, и болельщики будут по результатам в турнирной таблице. Поддержка болельщиков, кстати, нам очень помогает. И у них всегда есть только одна просьба — чтобы в нашем зале было побольше сидячих мест. Приятно, чтио на наши матчи болельщики съезжаются со всей Самарской области и даже из соседних областей.
 
Фото: ВК «НОВА»
 

Дмитрий Макаренко: «Никаких проблем с мотивацией у «НОВЫ» в конце сезона не будет»

Доигровщик «НОВЫ» Дмитрий Макаренко вспоминает, как пришел в волейбол из греко-римской борьбы и как играл в «Луче» с будущими «сборниками», а также уверяет, что концовку сезона новокуйбышевская команда проведет на максимуме.




— У каждого своя история знакомства с волейболом. У тебя она довольно интересная, учитывая, что до этого ты занимался борьбой...
— Мама с детства решила меня «отдать в спорт», поэтому я попробовал всего по чуть-чуть. А то, что в итоге я попал в волейбол — даже не знаю, случай это или все было где-то предопределено… Я учился в общеобразовательной школе, как-то раз к нам пришел тренер, отобрал самых высоких и спортивных, сказал: приходите-те к нам на тренировку, посмотрим, что с вами можно будет сделать. Я пришел, и после двух-трех занятий тренер сказал: да, у него есть будущее, можно попробовать. Я перешел в другую школу, где был спортивный класс — и началось...
А борьбой я занимался два или три года. Тренировки были недалеко от дома, ездить особо далеко было не нужно. Да, вроде были успехи, я побеждал на первенстве Москвы, но греко-римская борьба была не очень популярна и ее начинали потихоньку «прикрывать». И поэтому дальше у меня не пошло. А потом были плавание, футбол...
 
— Борцовские навыки в волейболе потом как-нибудь помогали?
— Да нет, я же много чем еще занимался, поэтому чтобы именнно борьба помогала — такого не было. Вот подвижным я был — это помогало, в волейболе ты ведь постоянно в движении.
 
— Как началась твоя профессиональная карьера?
— Сначала была молодежная команда МГТУ. Главная выступала в Суперлиге, а мы — в Высшей лиге А. Тогда команды ездили турами по парам. Мы из Москвы всегда ездили с ЦСКА: две игры играешь — выходной — две игры. Тренером у нас была Ольга Григорьевна Вербова, она и пригласила меня в команду. Но перспектив там особенных не было, поэтому я и перешел в «Луч». Это уже был скачок.
 
— А ты обращал внимание, что в основном выступал за команды со сложной судьбой? МГТУ, «Луч», потом «Автомобилист»...
— Когда тебя приглашают в какую-то команду, значит, считают, что ты чем-то можешь ей помочь. А то, что с этими командами было до меня — я ведь к этому никак не причастен. Я лишь старался, чтобы у команды начался новый этап истории. Уже с моей фамилией (улыбается).
 
— В «Луче» ты играл с теми, кто сейчас составляет основу нашей сборной: Сергей Гранкин, Александр Бутько, Павел Круглов… Тогда было видно, что они вырастут в настоящих «звезд»?
— Сначала я два или три сезона играл с «Лучом» в Первой лиге, а потом в конце одного из сезонов Павел Викторович Борщ привлек меня к основной команде. И последний год существования «Луча» я отыграл с ним в Суперлиге. Там были и Сергей Гранкин, и Александр Бутько, и Денис Калинин, и Алексей Остапенко… Набралась такая перспективная молодежная команда. И мы выступили неплохо. Перед нами стояла задача попасть в восьмерку — и мы ее выполнили. К сожалению, затем команда распалась.
А что касается «звезд»… Например, Гранкин и Остапенко до этого играли в Ярославле у Сергея Шляпникова, который при этом был тренером юношеских и молодежных сборных. Он их «подтягивал», ребята постоянно играли на высоком уровне, поэтому, наверное, и закрепились — сейчас играют в Суперлиге и на первых ролях в сборной. Приятно было с ними играть вместе, а сейчас, спустя какое-то время — играть уже против них.
Мы и сейчас общаемся. Игра игрой, очки, победы и все прочее, но за площадкой мы по-прежнему общаемся, встречаемся, вспоминаем прошлые сезоны, обсуждаем нынешние перспективы...
 
— Ты с «Лучом» и в еврокубках успел поиграть...
— Да, в 2005 году команда заняла пятое место в чемпионате и пробилась в еврокубки. Так что удалось поиграть и в Европе, поездить, посмотреть разные страны и города. Вообще сезон-2005/2006 мне запомнился: и команда выступала на международном уровне, и мне самому давали поиграть.
 
— У «НОВЫ», как думаешь, в обозримом будущем есть шансы тоже сыграть в еврокубках?
— Такие шансы есть у любой команды. Все зависит от настроя игроков, постановки тренировочного процесса… Просто так ведь в еврокубки не попадают. Кто лучше играет и сильнее старается — тот и достигает поставленных целей. Вот перед нами, например, ставили задачу попасть в восьмерку, пока ее никто с нас не снимал — и думаю, нам ее решение по силам. Впереди восемь игр, мы встречаемся с командами, которые пока идут чуть выше нас, так что все еще возможно. И никаких проблем с мотивацией у нас не будет. Тем более, у нас три домашних игры: с Кемерово, Новосибирском и Сургутом — две мы точно должны выигрывать, а вот в третьей придется попотеть...
 
— Ты несколько лет играл за разные клубы в Высшей лиге А. А перешел в «НОВУ» — и в первый же сезон вернулся с командой в Суперлигу. Какие эмоции остались от прошлого сезона?
— Когда мы попали в «переигровку» — были приятные ощущения: мы играли против моего бывшего клуба, «Динамо ЛО», в котором я провел три года. И было приятно доказать всем, что и «НОВА», и я сам еще что-то можем, что я могу выступать на высоком уровне. Мы настраивались на переходный турнир, готовились, накануне посидели с ребятами, пообщались и решили: раз уж мы сюда попали — давайте сделаем все для победы, чтобы потом не было обидно. И было здорово, что в итоге мы смогли решить эту задачу.
 
— Насколько тяжело лично для тебя было возвращаться на уровень Суперлиги?
— В Высшей лиге А я отыграл много лет: три за Красногорск, сезон за «Автомобилист», сезон за МГТУ, три за Ленобласть и прошлый год — за «НОВУ». Но каких-то проблем у меня с возвращением в Суперлигу не было. В каких-то моментах играть в Высшей лиге даже сложнее. Но там есть и право на ошибку: команды проводят спаренные игры, если в первой что-то не получилось, есть возможность исправиться во второй, на которую ты выходишь с дополнительной мотивацией. А в Суперлиге игры по одной, поэтому приходится настраиваться на каждый отдельный матч. Всегда хочется его выиграть, чтобы затем со спокойной душой готовиться к следующим играм.
 
— Главный тренер «НОВЫ» Константин Брянский говорил, что именно в отличиях календаря для команды заключается главная психологическая проблема. Ты с ним согласен?
— Психологически да, это сложно. Кроме того, в Высшей лиге А есть график, который не меняется. А в Суперлиге между матчами порой бывают паузы в полторы недели, а затем игры идут через три дня. Отыграл — три дня отдыхаешь — игра — три дня отдыхаешь — игра… Поэтому бывает тяжело с переездами. Например, в начале чемпионата мы сыграли дома, потом поехали в Сургут, оттуда — в Новосибирск… Но это единственный сложный момент. Но в целом в Суперлиге играть, конечно, намного приятнее и интереснее.
Так что каких-то особенных проблем у меня не было. Наоборот, было интересно посмотреть на «звезд», сыграть против олимпийских чемпионов, посмотреть, что ты можешь против них, оценить свою работу. Но выделить кого-то одного, против кого было сложнее всего играть, наверное, не смогу. У нас ведь командный вид спорта — даже в командах-лидерах игроки подобраны так, что невозможно кого-то выделить.
А к самому себе всегда нужно относиться самокритично. Всегда нужно ставить максимальную планку, чтобы расти и добиваться новых высот. Думаю, и у меня, и у команды, самое интересное еще впереди. Нужно сделать все, чтобы отыграть концовку сезона на максимуме, чтобы показать все, что мы наработали в ходе сезона. А выводы, хорошо мы сыграли или плохо, можно будет делать уже после чемпионата.
 
— В команде ожидали, что отрезок после Нового года сложится так удачно — три победы подряд?
— Получается, что и мы работаем правильно, и тренировочный процесс построен хорошо: мы успеваем восстанавливаться, настраиваться с одного соперника на другого. Плюс, это значит, что все выложились по максимуму — отсюда и результат. Мы на тренировках уделяем много внимания различным элементам, которые еще нужно подтянуть. Какая игра особенно запомнилась? Наверное, это как раз те игры, в которых мы побеждали. Та же игра с краснодарским «Динамо» в январе. Совершенно сумасшедшая игра, которую мы взяли 3:1, хотя могло и до пятой партии дойти: в третьей партии мы проигрывали 15:21, но Иван Подребинкин вышел на подачу и отподавал очень прилично, да и мы на блоке отработали — и эту партию мы выиграли. Очень эмоциональный получился тогда матч. Или игра с Нижневартовском: первую партию мы выигрываем 25:12, а потом «встаем», потом снова выигрываем — и снова уступаем… А в пятой партии опять на эмоциях, на характере побеждаем. В таких играх и проявляются командный характер, сплоченность, отсюда и результат. А на личную статистику внимание обращаешь всегда в последнюю очередь, главное — результат. Выиграли — и уже не так важно, у кого какая статистика. Статистика больше нужна для тренеров, для разбора — где еще нужно в чем-то прибавить.
 
— Ты в Новокуйбышевске играешь уже второй сезон. Как тебе здесь живется?
— Живется отлично. И Москва недалеко — тысяча километров, всего час на самолете, ко мне часто приезжают родители. Команда живет вся вместе, как большая семья. И созданы все условия, чтобы работать и ни на что не отвлекаться: и кушаем здесь, и процедуры проходим, тренируемся недалеко… Такая размеренная жизнь...
 
— Но если заглянуть в твой инстаграм — жизнь ты ведешь довольно активную: и на хоккей ходишь, и на концерты...
— А как по-другому? Психологически же нужно разгружаться. Выполнил свою работу — можно сходить отдохнуть, посидеть с ребятами в ресторане, пообщаться, отвлечься. И на новый тренировочный цикл, на новую игру ты выходишь с другими эмоциями, отдохнувший, более мотивированный. И когда мы собираемся вместе — любое мероприятие, хоккей или концерт, покажутся интересными: все веселые, задорные, все на эмоциях, вспоминаем какие-то смешные моменты. Но если ты проигрываешь — никаких эмоций, никакого желания куда-то ехать, в основном все сидим по домам. Последний раз мы куда-то выбирались после победы над «Уралом»: опять же, эмоции, олимпийские чемпионы, а впереди тяжелая выездная игра в Оренбурге, поэтому и решили куда-нибудь съездить, чтобы потом уже ни о чем не думать, только о тренировочном процессе.
 
— С новокуйбышевскими болельщиками как-то общаешься?
— Огромное спасибо тем, кто приходит за нас болеть. Особенно приятно, конечно, когда скандируют твою фамилию… Дома, при своих болельщиках, всегда хочется показывать максимальный результат. Ребята, наши болельщики, частенько пишут в соцсетях, спрашивают, что и как дела в команде. Отвечаю я им или нет — все, конечно, зависит от того, как они будут писать. На негатив же не хочется отвечать негатитвом. Написали и написали, это их мнение.
 
Фото: ВК «НОВА»

Евгений Галатов: «В игре на задней линии либеро — связующее звено между тренером и другими игроками»

Либеро «НОВЫ» Евгений Галатов вспомнил самые яркие моменты времен выступления за «Кузбасс», рассказал о жизни в Новокуйбышевске и признался, что не будет накручивать свой рейтинг в различных опросах.

 
 
— Ты провел шесть лет в «Кузбассе», а прошлым летом решил сменить клуб. Почему именно «НОВА»?
— В «Кузбассе» мне очень нравилось. Это были замечательные шесть лет. Мы с командой поднимались все выше и выше. В Кемерово были созданы хорошие условия, меня все устраивало. Но у спортсмена всегда наступает понимание того, что надо что-то поменять, чтобы в карьере продвинуться еще дальше. И летом я посчитал, что немного притормозил в развитии, мне обязательно нужна была игровая практика. Предложение «НОВЫ» оказалось для меня интересным: перед командой на сезон были поставлены амбициозные задачи, а для меня была важна именно игровая практика. Мы согласовали все условия — и я оказался в «НОВЕ».
 
— За шесть лет в Кемерово наверняка накопилось немало впечатлений. Самое яркое из них?
— Самые яркие впечатления связаны с сезоном-2013/2014. Тогда мы начали работать с тренером Эриком Нгапетом, у нас в команде играл его сын. Атмосфера в команде была очень дружественная. Правда, по ходу сезона тренер у нас тогда поменялся… И хотя у нас были определенные успехи в кубках, самыми главными я считаю достижения в чемпионате. В том сезоне мы, хотя на нас никто не ставил, обыграли в «стыках» краснодарское «Динамо». Та серия — самая запоминающаяся. В пятом матче мы победили «Динамо» на его площадке, уступая 0:2. В нас никто не верил, но мы сами в себя верили и боролись до конца. Это был самый яркий момент.
 
— В «Кузбассе» ты поиграл с несколькими известными легионерами. Кто из них был самым интересным?
— В человеческом плане самым интересным был, наверное, немец Бьёрн Андрэ. Очень позитивный, очень общительный, в последние годы он уже хорошо знал русский язык и даже понимал наш менталитет. С ним было очень приятно общаться. Он создавал хороший микроклимат в раздевалке и в игровом отношении был лидером на площадке. Было понятно, почему в свое время он стал капитаном сборной Германии. Два сезона мне удалось поиграть с Маркусом Нильссоном — он тоже очень позитивный человек, профессионал с большой буквы, отличный игрок. Эрвин Нгапет… Считаю, это самый талантливый игрок, с которым я играл: он очень хорошо одарен, по-спортивному очень наглый, многое берет на себя, во многих элементах действует нестандартно. И тоже помогал создавать микроклимат в команде: как многие знают, он читает рэп, и у нас в раздевалке постоянно звучали его песни. Да и вообще, все иностранцы — парни позитивные. Попадали ли они в какие-то истории? Да нет, каких-нибудь приключений или эксцессов не припомню. Хотя все знают о различных историях, которые происходят с Нгапетом.
 
— Кстати, как в команде восприняли «побег» Нгапета в разгар сезона?
— Эта история нас всех, конечно, немного потрясла. Никакой официальной информации не было. Руководство, прежде чем давать какие-то комментарии нам и прессе, пыталось сначала само разобраться в ситуации. Нам предстояли важные матчи, и наше дело было — сплотиться и играть, как говорится, за себя и того парня. Общей картины у нас так и не сложилось, потому что из прессы доносились самые разные версии: то ли он уехал из-за жены, то ли из-за ребенка… Непонятная ситуация. Даже его отец, наш тренер, говорил, что и сам не может связаться с Эрвином по телефону и прояснить ситуацию.
 
— В «НОВЕ» ты уже провел половину сезона. Привык к новому городу и новой команде?
— Адаптация прошла достаточно легко. В команде все ребята простые, общительные. С некоторыми я был знаком, с другими познакомились уже здесь. Ни с кем из них я раньше вместе не играл, но со многими приходилось пересекаться. В быту тоже все проходит легко. В выходной можно с женой съездить в Самару. Осенью, когда еще было тепло, ездили, например, в Загородный парк — очень красивое место, можно спуститься к Волге, там устроили мини-пикник. Еще красиво в Парке имени Гагарина. А погулять любим по улице Ленинградской. Летом были на самарской набережной — она просто потрясающая! Как нам сказали, летом там можно встретить буквально весь город, все там гуляют.
 
— В Новокуйбышевске практически вся команда живет в одном здании, где находятся и клубный офис, и тренировочная база. Приходилось ли раньше жить в таких условиях? Насколько это удобно?
— В Кемерово первый сезон-два мы все жили на клубных квартирах, в нескольких соседних домах. Но так, чтобы все ребята — в одном здании, как здесь, такого не было. Это удобно в том плане, что получается очень большая экономия времени. Чтобы, например, сходить потренироваться в тренажерный зал, не нужно одеваться: вышел — и через две-три минуты ты уже здесь. Или медпроцедуры: спустился на два этажа — и ты уже у доктора или массажиста. Так же с обедом или ужином. А то, что все ребята живут вместе, помогает сплотить коллектив. Ведь в этом коллективе нам играть минимум год. Немаловажно и то, что наши жены общаются между собой. Дружная компания — это всегда хорошо.
 
— Чем отличаются игровые схемы Константина Брянского от того, с чем ты работал у прежних тренеров?
— Каждый тренер видит волейбол по-своему. Единственное, как мне кажется, у Константина Владиславовича не так сильно от других отличается видение игры в защите. Методы игры в защите и на приеме давно разработаны, тренера если и вносят, то только незначительные изменения. Поэтому каких-то особых требований, сильно отличающихся от прежних, я не увидел. Просто с каждым тренером нужно понять, что он хочет, внести какие-то поправки, учесть нюансы — и выполнять это. Мы специально общались с Константином Владиславовичем, он спрашивал, как я играл раньше, и рассказывал, что хочет от меня видеть. И теперь мы двигаемся по этому плану. 

Как и в других командах, я должен быть лидером на задней линии. При подаче соперника я должен организовать прием, подсказать, какой игрок за что отвечает. При защите я, опять же, объясняю каждому его действия при определенном ударе, а также организую страховку при атаке наших нападающих. Плюс, я требую от игроков задней линии, чтобы они боролись за каждый мяч, достать который кажется невозможным: если удается его поднять, а потом и забить — игра команды получает дополнительный всплеск. Получается, по игре на задней линии я — некое связующее звено между тренером и другими игроками. 

 
 
— Как проходит подготовка либеро к конкретному предстоящему матчу?
— У нас проходит несколько теоретических занятий, где мы разбираем игру соперника. Причем идет и разбор отдельно по амплуа: например, блокирующие смотрят, как пасует их связующий, чтобы предугадывать его действия и читать игру. А мы, принимающие и защитники, индивидуально разбираем все подачи соперника, кто и как подает, какие могут возникнуть сложности. Также разбираем направление нападающих ударов соперника, чтобы понимать, как нужно блокировать того или иного игрока и в зависимости от этого располагаться в защите. Тем более, наш тренер рассматривает блок и защиту как один элемент.
 
— Константин Брянский в недавнем интервью отмечал, что в начале сезона у «НОВЫ» были сложности с приемом, потому что не все игроки были готовы к подачам уровня Суперлиги. Для тебя-то это не должно было стать проблемой?
— Да, я шестой сезон играю в Суперлиге, поэтому к этим подачам уже привык. И сложности, наверное, были не из-за того, что кто-то не был к ним готов, а потому, что перед началом чемпионата у нашей команды было не так много официальных игр. Мы попросту в линии принимающих не были друг с другом сыграны, поскольку раньше не играли вместе. Сейчас же мы уже хорошо друг друга чувствуем, понимаем, где чей мяч.
 
— В январе «НОВА» совершила настоящий прорыв, одержав три победы подряд и поправив свое турнирное положение. Насколько велика в этом именно твоя заслуга?
— Всегда выигрывает только команда. Взять, например, игру с краснодарским «Динамо», которая была для нас очень важна: у некоторых игроков, в том числе и у меня, что-то не пошло, но вместо нас вышли наши запасные — и мы выиграли тот матч 3:1. После этого мы почувствовали уверенность и выиграли следующую игру, затем еще одну… Каждый, кто есть у нас в команде, вносит свой вклад в результат, в победы. Это касается и тренировочного процесса, каждый понемногу добавляет — значит, добавляет и вся команда.
 
— При этом ты по итогам января попал в число кандидатов на звание лучшего либеро месяца на портале VolleyballNews.ru. Насколько следишь за подобными рейтингами и нет ли соблазна привлечь к голосованию всех друзей и знакомых, чтобы «накрутить» себе голосов?
— Нет, такого соблазна у меня не возникает. Думаю, такие вопросы должны решать именно болельщики. Если честно, специально за рейтингами и опросами не слежу, но, конечно, все равно невольно на них натыкаешься, потому что постоянно мониторишь волейбольные сайты, читаешь новости...

Фото: ВК «НОВА» 

Константин Брянский: «На матчах в нашем зале нет свободных мест. Значит, мы интересны болельщикам»

Главный тренер новокуйбышевской «НОВЫ» Константин Брянский подвел итоги первого круга чемпионата Суперлиги, рассказал о «синдроме Высшей лиги А» и отметил важность общения с болельщиками.

 
Фото: ВК «НОВА»
 
— Подведите итоги первого круга чемпионата для «НОВЫ».
— Одно можно отметить однозначно: команда как коллектив у нас уже сложилась. Есть стартовая шестерка, есть определенная взаимозаменяемость. Еще нужно отметить, что по итогам тринадцати туров вырисовалась тенденция, что мы, к сожалению, «домашняя» команда: самоотдача игроков в домашних матчах значительно выше, чем в выездных. Даже поначалу, когда мы играли с грандами, у нас были хорошие по качеству матчи. Мы проигрывали, но бились в каждом розыгрыше, соперники выигрывали лишь в нюансах. На выезде мы такой самоотдачи не показывали. Единственное, в этом смысле можно выделить недавнюю игру в Красноярске: там была высокая самоотдача, но ряд наших собственных ошибок плюс давление соперника привели к поражению. В первом круге мы принимали наших основных конкурентов — «Самотлор», краснодарское «Динамо», «Нефтяник», «Нижний Новгород» — на своей площадке, теперь хотелось бы во втором круге увидеть самоотдачу в матчах с ними и на выезде. 
 
— Команда стартовала в чемпионате с пяти поражений, пусть и встречалась с сильными соперниками. Не было в тот момент какого-то отчаяния?
— Мы все понимали, что с этими командами бороться нам будет очень тяжело. Но старались использовать те игры во благо себе — проверить характер нашей команды. И он именно в тот момент и сложился. Отчаяния не было. Была легкая нервозность, особенно после поражения от «Кузбасса» — в Кубке Победы мы ему ни разу не проиграли, и, наверное, сказалось некое самоуспокоение: думали, кемеровчане нам спокойно отдадут победу, но этого, конечно, не произошло.

После этого был легкий срыв, некоторое внутреннее напряжение, но мы его преодолели в работе. В новогодние праздники «НОВА» не отдыхала, мы провели короткий сбор по ОФП. Мы ушли в работу. Это, конечно, было непросто на фоне всего одной к тому моменту победы, но концентрация на работе позволила нам совершить рывок в январе, когда мы выиграли все свои домашние матчи. 
 
— Эти три победы подряд все же больше заслуга календаря или результат проведенной работы над ошибками?
— Думаю, все вместе. Ведь, например, краснодарское «Динамо» приехало к нам, занимая пятое место и показывая очень хороший качественный волейбол. Они усилились диагональным Леваном Каландадзе, это индивидуально сильный игрок, он какое-то время назад был в «НОВЕ» и, думаю, рвался доказать нашей команде, что зря мы его отпустили. И он провел против нас очень неплохой матч, но мы оказались сильнее.

Или «Нефтяник» — тоже непростая команда, второй тур подряд обыгрывает грандов. Это, согласитесь, говорит о характере. Другое дело, у себя дома мы не дали ей раскрыться, очень ровно отыграли все три партии.

А вот с «Самотлором» получилась неровная игра, качели — мы ввязались в борьбу и только благодаря тому, что играли дома, при бешеной поддержке зала, сумели вытащить тот матч. Получая заряд уверенности дома, мы думаем, что и на выезде у нас получится так же. Но там уже соперник играет дома, теперь уже он настраивается на игры с удвоенной-утроенной силой, готовится решать те задачи, которые ему не давались на выезде. 
 
— Перед сезоном вы говорили, что цель команды — попасть в первую восьмерку. Сейчас она все еще достижима?
— Если посмотреть в таблицу, сейчас от восьмого места нас отделяет 6 очков. Это две-три чистых победы. На этой неделе к нам приезжает «Енисей» — гипотетически мы можем сократить отрыв от этой команды. И пока восьмерка для нас достижима. Это цель, к которой нужно стремиться. И мы к ней стремимся.

Если команда не имеет никакой цели, а просто борется за выживание — она так и останется на этом уровне, вряд ли добьется какого-то результата. Самое главное — у игроков не будет внутреннего стимула для роста. А у многих наших игроков потенциал колоссальный. Но, как показала последняя игра с «Зенитом», порой мы просто не верим в собственные силы. И это играет с нами злую шутку.
 
— «НОВЫ» не было в Суперлиге шесть лет. Как за это время изменился турнир?
— Когда мы играли в Суперлиге в 2000-х, календарь был немного иным: команды играли спаренные матчи, что помогало исправить какие-то ошибки. Бывало, команда приезжала куда-то и первый матч выигрывала (или проигрывала — это не имеет значения), а второй уже складывался совершенно по-другому. Сейчас же календарь позволяет выявить уровень профессионализма игроков, их умение настроиться только на одну игру и выдать максимум. Это делает чемпионат интереснее: нет возможности, как в компьютерных играх, отмотать назад и на следующий день сыграть по-новой. Нужно выкладываться в каждой игре. 

Кстати, когда мы играли Кубок Победы и матчи у нас шли подряд, можно было видеть, как мы прибавляли от игры к игре. Игроки понимали, где им можно и нужно прибавлять — и прибавляли. Получается такой «синдром Высшей лиги «А»: если в первый день что-то не получилось, можно исправить это во второй. В Суперлиге так нельзя: если ты не сыграл в первый день — второго дня нет, шанс исправиться будет только в следующем туре. А там — другая команда, другие кондиции.
 
— К слову, об игроках. Есть кто-то, кто по ходу чемпионата вас приятно удивил или разочаровал?
— О разочарованиях я пока говорить бы не стал, это не совсем корректно. А вот те, кто порадовал — такие есть. Например, меня откровенно порадовал Владимир Съемщиков — он заметно прибавляет по ходу сезона. На первом этапе радовал Артем Довгань. Прилично прибавил связующий Валентин Стрильчук. Дмитрий Макаренко… Это все люди из Вышки «А», они долго вкатывались и не могли справиться с тем самым «синдромом», не понимали, что нужно выкладываться сразу, с первого розыгрыша. Но когда они это поняли — пришел результат. Особенно заметно это стало в январе, в домашних матчах. И вообще, все ребята, которые вышли с нами из Высшей лиги «А», уже адаптировались к новому уровню и составляют друг другу хорошую конкуренцию. 

 
Фото: ВК «НОВА»
 
— Этот вопрос мы уже в какой-то мере затрагивали… В чем, в игровом плане, козыри «НОВЫ»?
— На мой взгляд, у нас очень неплохая организация блокирования и защиты. По сути, это и есть наш козырь. Еще бы улучшить реализацию собственных доигровок — тогда можно было бы говорить о хороших результатах.

Кроме того, в последнее время мы усилили подачу и задействовали игру в центре. То есть мы стараемся прибавлять, и после каждой игры, несмотря на результат, победу или поражение, делаем тренерским штабом какие-то выводы и пытаемся их реализовать уже в следующем матче. По сравнению с началом сезона мы усилили прием: поначалу он у нас был, конечно, совсем провальный: когда мы встретились с подачей Суперлиги — совершали много ошибок, сейчас я такого уже не скажу, хотя вот с «Зенитом» мы отпринимали похуже.

Тактически мы иногда проваливаемся по ходу матча, не всегда выдерживаем ровную «линию». А сильные наши стороны — да, защита и блокирование. Пусть мы не всегда все чисто блокируем, но наши игроки много смягчают на свою сторону, что в статистике уже идет в плюс. 
 
— Вы говорили о факторе «домашней» команды. Какова роль болельщиков в последних успехах? Ощущается ли вообще их поддержка и внимание?
— Конечно, ощущается. И присутствие на матче тысяч зрителей сподвигает ребят на порой чудесные действия и в защите, и в нападении, заставляет их играть через не могу, на кураже. На выездах, возможно, именно этого нам и не хватает, мы не получаем той энергии, которую дарит нам наш зал. Это ни в коем случае не служит оправданием поражениям. Это тот вектор движения, который нам нужно исправлять в следующих играх. 
 
— Болельщикам всегда хочется, чтобы в команде играли местные воспитанники. Можно ли ожидать, что в обозримом будущем в составе «НОВЫ» появятся «свои» игроки?
— В обозримом будущем — не раньше, чем через три-четыре года. Команда Молодежной лиги у нас сейчас сформирована на базе 1999-2000 годов, ребятам по 15-16 лет, поэтому говорить о каком-то профессионализме и участии в матчах высокого уровня рано. Но всегда есть шанс кого-то из них привлечь к тренировочному процессу, чтобы он работал с профессионалами и сам рос как профессионал. 
 
— Но есть ведь и другой вариант — возвращение воспитанников, выступающих сейчас за другие клубы. Например, на днях стал свободным агентом Александр Абросимов...
— Думаю, до конца сезона изменений в составе у нас уже ждать не стоит. Связано это с нашим бюджетом. В дальнейшем, конечно, хотелось бы кого-то вернуть из местных, чтобы они радовали наших болельщиков. Например, в новоуренгойском «Факеле» есть прекрасный игрок — Дмитрий Волков. Но ожидать его появления в «НОВЕ» стоит вряд ли: у него долгосрочный контракт с «Факелом». В клубе, поверьте, ведется большая работа для того, чтобы вырастить хотя бы одного-двух-трех «своих» игроков для команды. У нас потихоньку налаживаются отношения с новокуйбышевской СДЮСШОР: пять ее воспитанников уже играют в Молодежной лиге, а в следующем сезоне ожидаем оттуда еще прибавление. Постепенно наши ребята вкатываются, набивают руку. Пока они проигрывают, но перед ними и не ставилось сверхзадач, учитывая, что наша команда — самая молодая и неопытная в Молодежной лиге. 
 
— Чтобы закрыть тему с Абросимовым: вы не рассматриваете вариант с его приглашением?
— На данный момент я не могу его рассматривать, потому что он — центральный блокирующий, а у нас уже есть четыре игрока этого амплуа. Мы здесь уже переукомплектованы. На будущий сезон мы этот вариант рассмотрим. 
 
— Насколько уверенно «НОВА» сейчас чувствует себя в финансовом плане? Не секрет, что даже у новосибирского «Локомотива» с этим имеются проблемы.
— У нас были определенные проблемы до Нового года, были задержки по зарплате. Но они были полностью погашены. И сейчас до конца сезона никаких задержек и проблем с финансированием у нас быть не должно. Но наш бюджет сверстан до конца спортивного сезона, поэтому говорить о следующем пока сложно. В планах, конечно, есть его увеличение, и наши спонсоры, и НОВАТЭК, и Министерство спорта Самарской области, делают все, чтобы команда развивалась, но пока об этом говорить рано. Да и вопрос этот больше все-таки к администрации клуба, а не ко мне. 
 
— Вы самый молодой тренер в Суперлиге. К тому же нынешний сезон для вас дебютный в новой роли. Уже успели к ней привыкнуть?
— Я в первую очередь тренер. И только уже потом — «главный» или «старший»… Конечно, главный тренер — это больше ответственности за результат, за команду, за игроков. Успел ли обжиться? Наверное, да. Я не чувствую какой-то скованности в плане общения в команде, какой-то дистанции или неуверенности. Правда, у меня и раньше с этим проблем не было. У нас в команде отличные отношения, позволяющие продуктивно работать и на тренировках, и в играх.
 
— Есть ли у вас в той же Суперлиге примеры для подражания? Или те, у кого вы спрашиваете совета?
— Для советов у нас есть тренерские курсы, где мы обмениваемся мнениями и смотрим, кто что умеет и кто что делает. Есть, конечно же, и кумиры, вернее, авторитеты в тренерском деле. Они всем известны: возглавляли или по-прежнему возглавляют нашу сборную. И среди иностранных специалистов есть те, у кого есть, что перенять. Оставаясь на одном уровне, сложно прогрессировать и подниматься в жизни. 

Я в своей работе всегда исхожу из того, какие игроки у меня есть. Поэтому, приведу пример, мы и усиливаем защиту: противостоять тому же «Зениту» на сетке очень сложно, и мы отрабатывали блокирование таким образом, чтобы смягчать мячи. Мы многим рослым командам проигрываем в краях, у нас возникают проблемы с четвертой зоной, когда там рослый блокирующий — и пытаемся компенсировать это тактикой, игрой первым темпом, блокированием, иногда скидкой, чтобы заставить соперника ошибаться, переводим игру во вторую зону… То есть пытаемся спрятать свои слабые стороны, а на тренировках максимально отрабатываем сильные: скоростную игру в центре, первый темп или пайп, в каких-то доигровочных мячах может атаковать и наш связующий Валентин Стрильчук.  

Это все — тоже результат нашей работы. Я просматриваю игру мировых грандов, тех же французов. Они же тоже не во всех позициях сильны, например, на блоке. Но у них есть скорость, хорошая атака в центре, прием, защита. Или смотрю поляков… Да вообще примеров много. А наша сборная — это просто шедевр! Все ребята рослые — отсюда колоссально высокий блок, мощь атаки… И «Зенит», который вот приезжал в Новокуйбышевск, тому подтверждение. 
 
— Начав тренерскую карьеру в 2013 году, вы уже успели и стать и главным тренером клуба Суперлиги, и в сборной поработать.
— Я люблю свою работу, в этом отношении я трудоголик. И порой это даже мешает ребятам. Я всегда ищу различные варианты и желаю развиваться. Хотелось бы не утратить тот пыл, который у меня сейчас есть, и расти до максимальных высот. Но для начала нужно ставить реальные цели: хотя бы подняться по турнирной таблице. Хотя сезон не всегда может складываться удачно. Взять для примера «Урал»: команда отлично укомплектована, но стоило выбыть основному игроку — и игра посыпалась, они получили несколько поражений подряд и сразу скатились в таблице. Потенциал-то у «Урала» огромный, но травмы порой полностью вышибают команды из ритма. 

И мне, в первую очередь, хочется с теми игроками, которые у нас есть, занять максимально высокое место. Чтобы игроки росли, и на следующий сезон на них можно было бы рассчитывать в еще большей мере. Чтобы и команда росла дальше или, как минимум, показывала хороший зрелищный волейбол. Ведь мы, говоря о спорте, нередко забываем о том, кому он нужен — а он нужен прежде всего болельщикам. Спортсмен выходит на площадку не для себя, не для клуба, не для спонсора — для болельщика. И насколько наша игра будет смотрибельна — настолько болельщики будут идти в зал.

Огромное спасибо всем — и клубу, и спонсорам, и игрокам — что мы зазвали болельщика в зал. На матчах в нашем зале нет свободных мест, плюс по всей Самарской области смотрят трансляции. Значит, это интересно. И болельщики смотрят не только на грандов, они смотрят и на нашу игру. Пусть нам где-то не хватает удачи, где-то — профессионализма, но мы играем интересно, это нравится болельщикам, это смотрибельно. И это уже очень много. 

Я ставлю задачи двигаться постепенно, поэтапно. А ответственность, которую дает болельщик спортсмену, она его всегда ведет вверх. Не просто заработок, а именно ответственность, то, что он не может опуститься ниже определенного уровня. Постоянная концентрация, постоянное желание показать хороший волейбол.
 
— Новокуйбышевск — не такой большой город. Бывает, что вас на улице узнают и дают какие-то советы или просто делятся впечатлениями об играх?
— А куда же без советов? Каждый имеет свое мнение, и болельщик не просто вправе, он обязан высказать свое мнение о команде. Хорошее оно или плохое — это его мнение. А наше дело — прислушаться к нему или нет. Если много негативных отзывов, значит, нужно что-то в команде менять. Болельщик должен любить свою команду. Его впечатления и советы — это всегда пища для ума. Это означает, что тебя судят, и не всегда так, как ты думаешь. Значит, нужно или меняться самому или что-то менять вокруг себя, в команде.

«НОВЕ» уже больше двадцати лет, у команды есть давние поклонники, которые видели ее взлеты и падения и остались ей верны. Большое им спасибо за это. Но сейчас своей игрой мы зазвали в зал и новых болельщиков. И если после первых туров в Суперлиге подходили за автографами и фото в основном к игрокам «Динамо» или «Белогорья», то сейчас подходят и к нашим. Молодежи хочется иметь кумиров и среди своих. Это очень полезно в целом для популяризации волейбола в городе.  
 

Характер против расхлябанности: «НОВА» бьет краснодарское «Динамо»

Трехнедельная пауза в чемпионате России пошла новокуйбышевской «НОВЕ» на пользу: в первом после Нового года матче команда добилась эмоциональной волевой победы над краснодарским «Динамо» (3:1).
 
То ли болельщики еще не отошли от каникул, то ли их испугала редкая в нынешнюю зиму метель, то ли вывеска не впечатлила – но на трибунах можно было без труда найти свободные места. И поначалу казалось, что те, кто решил посмотреть матч в прямом эфире по местному телевидению, не прогадали: довольно уверенно начав первую партию, затем «НОВА» заметно сбавила обороты, хотя и выдала в концовке небольшой рывок, даже получив сетбол, которым, впрочем, не воспользовалась (25:27). Уже этот рывок должен был бы насторожить краснодарцев. Тем более, вторая партия осталась за хозяевами, которые ударно провели отрезок после второго технического тайм-аута (25:18). 

 
Фото: ВК «НОВА»  
 
Во многом определяющий эпизод произошел в самом начале третьего сета: основной связующий «НОВЫ» Валентин Стрильчук, пару раз в предыдущей партии застававший врасплох своими решениями блокирующих и защитников «Динамо» (согласитесь, атака вторым касанием от связующего вместо привычной передачи – явление не такое частое), получил травму и не смог продолжить матч. Пока заменивший его Чеславс Свентицкис искал взаимопонимание с партнерами, гости создали себе солидный задел в 5-6 очков. И вот в момент, когда соседи по пресс-ложе начали ворчать: «Ребята, партию уже не спасти – так хоть играйте в удовольствие» – «НОВА» организовала впечатляющую погоню. На подаче Ивана Подребинкина унылые 16:21 на табло превратились в 22:21, и, немного помедлив и подарив сопернику шанс на спасение, новокуйбышевцы довели партию до победы (26:24). 
 
«Ну, хоть очко завоевали», – оживились соседи. Но одного очка «НОВЕ», встретившей 2016-й на самом дне турнирной таблицы Суперлиги, показалось мало. И примерно в том же духе (правда, до «-6» дело уже не доходило) она к восторгу болельщиков взяла третью партию (26:24), а с ней и матч. 
 
Константин Брянский, главный тренер «НОВЫ»:
— Сложно рассказать о сегодняшнем матче емко и в одном предложении. Мы сыграли на большом кураже и сумели взять три очка. Против такого соперника – это очень хорошо. «Динамо» – слаженный коллектив, в котором собраны игроки высокого класса. Думаю, в начале матча мы чувствовали некоторую нервозность, все-таки довольно долго не играли, но затем проявили характер и заиграли в свою силу. Хорошо влился в игру в третьей партии Иван Подребинкин – его подача стала для нас решающей, за счет нее мы и вытащили партию, хотя в самом ее начале понесли серьезную потерю в лице основного связующего, Валентина Стрильчука. Неплохо вошел в игру и Чеславс Свентицкис. Хотел бы поблагодарить ребят, которые помогли ему в этом. Вместе, дружно мы и смогли одержать эту победу. 
 
Владимир Хроменков, старший тренер «Динамо» (Краснодар):
— К сожалению, в очередной раз мы не смогли добиться результата на выезде против команды, которая нам абсолютно по зубам, и по классу, и по основным данным – техническим, тактическим, ростовым… Многие уже поговаривают, что краснодарское «Динамо» является «домашней» командой, а мы, увы, все никак не можем это мнение опровергнуть. Почему так произошло? Можно однозначно сказать: все слабые стороны соперника были разобраны, мы сакцентировали внимание на том, как строить тактику атаки, блокирования, обороны, на кого необходимо подавать… Но игроки с поставленной задачей не справились. Тактическая установка на игру не была выполнена – на мой взгляд, только по этой причине мы и получили отрицательный результат. Если бы игроки выполнили хотя бы половину из того, что им говорил на установке главный тренер – результат был бы совершенно иной. Причина этого невыполнения – расхлябанность и несерьезное отношение к словам главного тренера.
 
В качестве «лирического отступления»: одним из первых после матча зал покинул Семен Полтавский – никто из болельщиков даже и не подумал остановить для фото или автографа некогда одного из лучших волейболистов мира, всю игру не слишком активно разминавшегося в квадрате запасных.
 
Следующие свои матчи «НОВА» проведет дома 16 и 23 января против соседей по «подвалу» таблицы – «Югры-Самотлора» и «Нефтяника».
 

Восьмой игрок не помог. О том, как «НОВА» вернулась в Суперлигу

Новокуйбышевские болельщики ждали этого шесть лет. Все это время команда не слишком успешно выступала в Высшей лиге А, едва не лишилась профессионального статуса, но в прошлом сезоне совершила прорыв, и вернулась в элиту российского волейбола. 

Первый домашний матч «НОВЫ» в Суперлиге вызвал в городе огромнейший интерес. Этому, конечно, поспособствовал и соперник – имеющее в составе нескольких суперзвезд (один только Иван Зайцев чего стоит) московское «Динамо». Уже за полчаса до начала игры все сидячие места в зале, официально вмещающем 2 000 человек, были заняты.
 
И первые две партии наверняка соскучившимся по большому волейболу новокуйбышевцам понравились. За исключением концовки стартового сета. 
 
«НОВА» совершенно не испугалась статуса своего соперника: хозяева начали игру вполне уверенно и, практически не ошибаясь, долгое время вели в счете. Максимальным их преимущество стало вскоре после второго технического перерыва – 17:12. Но в этот момент команды словно поменялись ролями: «Динамо», до того допустившее несколько необязательных ошибок, заиграло агрессивнее, особенно на подаче. Много неприятностей новокуйбышевским принимающим доставил Сергей Гранки, усилиями которого динамовцы счет сравняли (18:18), а затем спокойно довели первую партию до победы (21:25).

Вторая партия проходила по тому же сценарию. Разве что в составах команд произошли некоторые изменения. Иван Зайцев практически весь сет просидел на скамейке запасных, уступив свое место на площадке Александру Кимерову. «НОВА» вновь сходу захватила инициативу (5:0), но на этот раз после второго технического тайм-аута (на который соперники ушли при тех же 16:12 на табло) отдавать ее москвичам не стала. 25:23 – первая выигранная в Суперлиге — 2015 партия в активе «НОВЫ».
 
Надежды на то, что в этом матче хозяевам удастся зацепиться за очки прожила еще несколько минут – третий сет команды начали ровно, до счета 6:6 поочередно снимаясь с подачи соперника. Затем новокуйбышевцы «встали». Всего десять выигранных собственными усилиями очков за партию (еще четыре хозяева заработали на ошибках динамовцев) – явно не тот результат, с которым можно рассчитывать на что-то серьезное в противостоянии с таким соперником. 
 
По всем статьям уступив в третьем сете (14:25), «НОВА» уже не смогла найти в себе сил вернуться в игру. В четвертой партии преимущество «Динамо» уже не вызывало вопросов: москвичи уверенно контролировали происходящее, взяли партию 25:17, а с ней и матч.
 
Но расстроенным болельщикам было чем (и кем) поднять себе настроение: попавшие после матча в их «окружение» звездные динамовцы никому не отказали ни в автографе, ни в совместном фото. Больше всех досталось Ивану Зайцеву и Юрию Бережко, которые заслужили от бывалых фанов слов: «Настоящие мужики! Вот футбольное «Динамо» в Самару приезжало – Кокорин на нас даже не посмотрел, не то что сфотографироваться…» 

 
 
Константин Брянский, главный тренер «НОВЫ»:
— Наши ребята достойны играть в Суперлиге, побеждать и занимать высокие места. Но порой они опускают руки, а поднять их потом получается уже не всегда, особенно с таким соперником, который, если уж начал давить, то давит до конца. В целом я доволен игрой, хотелось бы, конечно, зацепить хотя бы очко, но все, что можно, ребята сделали. Это только первая наша игра в чемпионате, игроки и сами все видят, думаю, от игры к игре мы будем прибавлять. И, конечно, приятно играть в такой атмосфере, когда команду поддерживает полный зал. Спасибо нашим болельщикам, настоящему восьмому игроку!
 
Олег Антонов, главный тренер «Динамо»:
— «НОВА» показала хороший волейбол. Это дебютант Суперлиги, но уже на Кубке Победы эта команда показала, что может бороться с любым соперником. За прошедшее с тех матчей время новокуйбышевцы, как мне кажется, заметно прибавили в мастерстве. На своей площадке они дадут бой любой команде Суперлиги, а если будут всегда играть так, как сегодня, они достойны попасть и в еврокубки. 
 
Иван Зайцев, «Динамо»:
— Сегодня нам сложно было играть, состояние какое-то не такое, как всегда… Сейчас мы усиленно работаем в тренажерном зале, чувствуется, что находимся «под нагрузкой», плюс перелеты. Но нам к этому не привыкать, это наша работа. Ребята из «НОВЫ», конечно, хотели хорошо сыграть перед своими болельщиками, тем более, это первый их матч в Суперлиге. В общем, многое сложилось против нас. И первая игра получилась, как говорится, комом. Но мы выиграли, получили три очка – это главное. Сейчас мы будем стремиться выигрывать каждый матч, игру за игрой, а потом уже начнем думать и о более серьезных задачах.
 

Роман Яковлев: «Называть меня строго по имени-отчеству никого не прошу»

В апреле Роман Яковлев помог «Нове» спустя много лет вернуться в волейбольную Суперлигу. А в сентябре, завершив карьеру игрока, приехал в Новокуйбышевск на Кубок Победы уже в новом статусе – вторым тренером московского «Динамо». Отметив символизм своего возвращения в Новокуйбышевск, Роман Николаевич специально для VolleyballNews.ru рассказал о привыкании к роли тренера, задачах «Динамо» на сезон и перспективах российской сборной. 

 
Фото: Максим Абрамов, Самара 
 
— Период в «Нове» оказался, наверное, самым коротким в вашей игровой карьере – всего пара месяцев...
— Воспоминания остались самые приятные, прежде всего потому, что команде удалось решить главную задачу – выйти в Суперлигу. Да, играл я не так много, как мне, может быть, хотелось, но на это были свои причины, в том числе и то, что я пропустил довольно много времени. А про Новокуйбышевск я особо сказать ничего и не могу: если честно, в город я почти и не выбирался, большую часть времени проводил в гостинице, плюс поездки, переезды… Но народ здесь доброжелательный, всегда поддерживает команду – для любого игрока это самое важное и приятное.
 
— Как себя чувствуете в роли тренера?
— Сейчас я все-таки пока еще к ней привыкаю. Иногда подсознательно хочется выйти на площадку, но так, наверное, происходит с любым человеком, который заканчивает игровую карьеру и становится тренером. Что могу сказать… Мне нравится, интересно. Я остался в спорте, волейболе – для меня это было очень важно.
 
— За что конкретно вы отвечаете в команде как старший тренер?
— Здесь много различных мелких нюансов. Главный тренер ведь не может охватить все, какие-то мелочи, даже происходящие на площадке, не всегда заметны. Поэтому стараюсь где-то подсказать. Так же и в тренировочном процессе. Тем более, сейчас в команде много молодых ребят, которым тоже нужно что-то подсказывать – лишним это не будет. В общем, обычные обязанности второго тренера. 
 
 
Фото: Максим Абрамов, Самара 
 
— С переходом на тренерскую работу что-то в образе вашей жизни поменялось?
— Особо-то ничего не поменялось. Наверное, стало немного меньше свободного времени: игрок пришел, оттренировался и ушел, а тренер проводит больше времени и в зале, и за его пределами, посвящая его разным аспектам своей работы, статистическим выкладкам и т.д. Сейчас, опять же, начинается сезон, просмотры видео и т.п. Поэтому самое заметное изменение – это как раз то, что стало меньше свободного времени.
 
— С игроками, со многими из которых и поиграли вместе, отношения строите по-новому?
— Да, стараемся выстраивать по-новому. Естественно, когда играли вместе – отношения были одни, сейчас – немного другие. Я уже не игрок, и ребята это тоже понимают. Но, конечно, можем и пошутить, ведь второй тренер – это некий переходной мостик между командой и главным тренером. Во всяком случае, никого не прошу называть меня строго по имени-отчеству и относиться ко мне с каким-то пиететом. Нормальные рабочие отношения. 
 
— Какие задачи стоят перед «Динамо» в Кубке Победы и вообще на сезон?
— Задачи на сезон, думаю, понятны. Перед «Динамо» никогда никаких других задач не стояло: понятно, что команда всегда будет бороться за самые высокие места. А в Кубке Победы нам будет посложнее. Раньше эти соревнования оценивались просто как часть подготовки к сезону. Они и сейчас остались такого же подготовительного плана, но уже нужно давать результат. А в силу того, что у нас нет фактически половины команды, а выигрывать надо – получается дополнительный напряг. Так сложнее, но и интереснее. «Динамо» — тот клуб, который будет бороться за победу в любом турнире, и Кубок Победы – не исключение. Да, в среду мы потерпели обидное поражение (2:3 в матче с «Кузбассом», статистикаприм. авт.), но к турниру мы относимся со всей серьезностью, никто не делает скидку на то, что у нас нет половины состава.
 
— Наверняка следите за выступлением сборной России на Кубке мира. Что можете сказать о перспективах нашей команды в этом турнире и в целом в нынешнем олимпийском цикле?
— Перспективы простые: осталось сыграть восемь матчей, одерживаешь восемь побед – попадаешь на Олимпийские игры. Кубок мира – турнир тяжелый, соперники очень серьезные. И наша сборная сейчас находится, видимо, в некоем перестроечном состоянии, та же смена тренера… Видно, что ребята уже играют немного по-другому, но это не так просто, как может показаться на первый взгляд, есть свои определенные трудности. Но ребята все опытные. Проиграли полякам, но турнир длинный, к тому же и проходит по круговой системе, поэтому шанс после осечки остается. Правда, к сожалению, наверное, только один. Особенно с учетом новой системы определения мест. Как получилось у нашей женской сборной: даже набрав много очков, она не смогла попасть в тройку. Но все остается в руках наших волейболистов, а мы будем переживать за них и болеть, ждать хорошей игры, побед и квалификации на Олимпиаду. Реально помочь мы им, к сожалению, мало чем можем. 

40-летию самарской «Искры»: «Победой в Кубке России мы остались и в памяти болельщиков, и в энциклопедиях волейбола»

Нынешним летом самарская «Искра» отмечает свое 40-летие. Лихие, но благополучные 90-е, Екатерина Гамова и Анна Малова, проблемы с соцсетями и многое другое – специально для VolleyballNews.ru бессменный главный тренер команды Евгений Дущенко вспоминает основные вехи в истории клуба и оценивает его перспективы.



— Сорок лет назад вы могли представить, что фактически всю жизнь проработаете в одной команде?
— Тогда об этом совсем не думалось. Прежде всего потому, что миграция и игроков, и тренеров была очень маленькой. И людей, легких на подъем, было не так много. Да и условия практически во всех городах были одинаковыми. Затем, когда прошло лет десять, я стал замечать, что кое-где тренеры все же меняются. Но на мое место «конкурентов» или просто желающих не было. Может быть, потому, что условия были не самыми лучшими: квартиры в Самаре мы никому не давали.

— Как создавалась «Искра»? Чья это была инициатива и кто принимал решение о создании команды?
— Инициатива перешагнуть чемпионат области была моей — я верил, что мы можем играть на более высоком уровне. Я тогда работал на заводе КАТЭК, где трудились двенадцать тысяч человек, тренером и инструктором, организовывал спартакиады по всем видам спорта, Дни физкультурника и т.д. Руководство завода – директор Малов Юрий Сергеевич, секретарь парткома Владимир Михайлович Анисимов и председатель профкома Геннадий Петрович Меркулов – меня поддержало. Нам дали «подпольное» разрешение по «подснежникам»: тогда же нельзя было быть профессиональным спортсменом, кто-то числился слесарем, кто-то – в административно-хозяйственном отделе, кто-то – в стройцехе малярами… Так нам удалось устроить десять человек. Вот с них и началась команда. В 1975 году мы даже в городе были не на первых ролях. Но постепенно, к 1981 году мы стали выигрывать чемпионат области, пришла уверенность, что мы сможем не затеряться и в Первой российской лиге – так в итоге и оказалось.

— Чем запомнились первые пятнадцать лет, «советский этап» в истории команды?
— Игроки все были местные, как-то не принято было, тем более на нашем тогдашнем уровне, приглашать кого-то со стороны. Но наши игроки при этом стали попадать в молодежную сборную РСФСР для участия в чемпионате Советского Союза – Марина Баженова, Алла Жукова (Морева)… То есть постепенно мы стали обрастать игроками, которые уже что-то из себя представляли.

— Как отразились на жизни команды перемены начала 90-х?
— Как раз в это примерно время нам разрешили официально платить зарплату профессиональным спортсменам, а в трудовых книжках у них появились записи: «Спортсмен-инструктор». То есть спортсмен стал профессией. Это было принципиальным изменением. А вообще в 90-е, если кто помнит, мало что было понятно: инфляция до 20% в месяц, вроде игрок получает неплохие деньги – а через месяц от них уже ничего не остается. В волейбол пришли такие серьезные предприятия как «Газпром», в контрактах стали появляться шокирующие суммы. И началась серьезная миграция игроков.

Но завод нас не бросил, продолжал содержать команду, зарплаты мы, хоть и с задержками – от общих проблем в экономике никуда не денешься, получали. И база в заводском ДК «Современник», где третий этаж был «спортивным», по-прежнему оставалась в нашем распоряжении. Поэтому в 90-е и игроки, и тренеры стали жить немного лучше. К тому же, в 1996 году команду под свое крыло, плюс к заводу, взял ЦСК ВВС. Поэтому 90-е, вопреки окружающей бедности и бандитизму, для нас стал временем спортивного подъема.

— Различные проблемы с бандитами и прочими «серьезными ребятами» команду обошли стороной?
— Обошли. Наверное, в этом отношении нам везло. Я слышал много историй, как девчонки чуть ли не целыми командами ездили в баню. Бандиты курировали команды, соответственно, и пользовались «услугами». Нас же это обошло. Почему? Не знаю. Я со многими «ребятами» был знаком, но особой дружбы старался не завязывать. Так что никакими сенсациями я журналистов здесь обрадовать не смогу.

— В середине 90-х «Искра» пробилась в российскую Суперлигу. За счет чего это удалось?
— Во-первых, мы очень много работали. И я сам, даже когда мне было за тридцать, не стеснялся учиться и что-то «подсматривать» – и у Николая Васильевича Карполя, и у Владимира Васильевича Шумакова, который трижды со сборной РСФСР выигрывал Спартакиаду молодежи СССР, и в Волгограде, где я учился, бывал на тренировках Владимира Ивановича Кузюткина…

И, во-вторых, у нас появились хорошие условия. Команда финансировалась из трех источников: ЦСК ВВС, завод имени Тарасова (бывший КАТЭК) и областной бюджет. Мы с пригородного аэродрома на некоторые матчи летали на «своем» самолете: нам выделяли самолет АН-24, переделанный, как я понимаю, под десантный, и на туры, например, в Санкт-Петербург мы летали на нем. Случалось, конечно, и застревали в снегу, все-таки на военных аэродромах бардака тоже хватало, но, тем не менее, это нас здорово выручало. Армия предоставляла сборы, самолет, возможность пользоваться бассейном, завод давал спортивный зал, за который не нужно было платить, а бюджет выделял какие-то дополнительные деньги. Сошлись все составляющие.

К тому же нам начали отдавать игроков. Если раньше игроков отдавали в основном в «Уралочку» и Москву, то тогда начали отдавать и в Самару. Плюс к нам переехала группа игроков 15-18 лет из Алма-Аты. Видимо, мы так хорошо засветились, что игроки поехали именно к нам.

— Приходилось читать, что в самом начале своей карьеры в Самаре могла оказаться Екатерина Гамова.
— Нет, это легенда. Тогда она не могла нигде оказаться кроме «Уралочки», куда и перешла в 18 лет, подписав длиннющий, на 15 лет, контракт. А учитывая, что «Уралочка» на 90% была одновременно и сборной (был даже, негласный, конечно, принцип: «Или ты в «Уралочке» – или ты вне сборной»), перехватить у нее игроков никто и мечтать не мог, за исключением, наверное, московских клубов. К тому же в «Уралочке», за счет зарубежных поездок, и условия были немного иными. Так что насчет Гамовой – это легенда. А вот некоторые игроки масштаба поскромнее Гамовой, но тоже уровня российской сборной вполне могли оказаться в «Искре», но сейчас, чтобы это не обрастало слухами-сплетнями, называть их фамилии смысла уже нет.

— Но Анна Малова, сейчас одна из лучших либеро в мире, именно в Самаре переквалифицировалась из связующих в либеро.
— Да, в «Искру» из Ульяновска она приехала связкой, когда ей было пятнадцать или шестнадцать лет. Тренер возил ее и в Казань, там все-таки интернат, Суперлига, та же Гамова, но там она не осталась. Посмотрев на ее игру, мы решили сделать ее либеро. Мы и сейчас, когда с Аней общаемся, смеемся, я ей говорю: «Не берись ты сверху пасовать!» Аня играла у нас во второй команде, у Любови Кузьминичны Федоровой, и начинала, как и многие, довольно тяжело. Но брала свое за счет труда, характера и самоотдачи. Бывало, и плакала, когда особенно сильно попадали мячом, но быстро возвращалась в игру. Ее и провоцировали иногда: «Боишься – иди, садись!» – «Нет, не боюсь!». Сейчас она осталась такой же простой в общении, мы с ней иногда созваниваемся, разговариваем минут по сорок. Ее успехи, нас, конечно, радуют.

— Высшим достижением «Искры» стала победа в Кубке России в 2000 году. Какие воспоминания у вас остались от той победы?
— Мы и в Суперлиге занимали шестое место, что и тогда, и сейчас можно считать серьезным достижением. Успех в Кубке? Приятно, конечно. Даже сейчас, открываешь сайт нашей Всероссийской федерации, смотришь список обладателей Кубка страны: «2000 год – «Искра» Самара»… Можно сказать, что этой победой мы остались и в памяти болельщиков, и в энциклопедиях волейбола. У нас и игроки тогда были хорошие: Олеся Макарова и Татьяна Солдатова, например, выступали за сборную.

— Но после успеха в Кубке дела команды пошли все хуже. В чем причина?
— Исключительно в финансах. В вопросах финансирования мы остановились на месте, а другие клубы стали предлагать игрокам условия, по сравнению с которыми у нас были попросту смешные деньги. В 2000 году, когда поддержки ЦСК ВВС у нас уже не было, бюджет команды составлял 2,5 млн рублей. Это позволяло считать клуб состоятельным, крепко стоящим на ногах. А затем началась «гонка кошельков», появились такие команды, как, скажем, новоуренгойский «Факел», команды в Нижневартовске и Хабаровске… Некоторые платили игрокам раз в шесть больше чем мы. Когда разница в зарплате раза в полтора – игрок еще подумает, ехать ли ему в Хабаровск с его перелетами по двенадцать часов. А при разнице в три-пять раз соперничать уже нереально. И мы начали просто катастрофически терять игроков. До 2002 года мы еще продержались, а потом опустились в Высшую лигу «А», где и застряли.



— Сейчас в Самаре реально найти крупного спонсора, чтобы вывести команду на прежний уровень?
— Как мне сказали, это практически нереально. Все крупные фирмы и компании зарегистрированы в Москве, и все вопросы решаются в столице. Доходит до того, как мне рассказали в одной очень солидной организации, что они не могут купить себе в самарский офис унитаз, не подписав предварительно разрешения в Москве. А москвичам, понятное дело, никакая команда в Самаре не нужна. Возьмите хотя бы футбольные «Крылья Советов»: сколько разговоров о том, что это важный социальный проект – а где у них спонсоры? Финансирование на сто процентов из бюджета. Вариант один: решение о «якорном» спонсоре «сверху», причем не на один год, а хотя бы лет на пять.

— То есть подъема от команды в ближайшие годы ждать не стоит?
— Если пытаться просчитать ситуацию на годы вперед – можно ошибиться. Всякое может случиться. И терять надежды, наверное, все же не стоит. Хотя пока предпосылок к возвращению на прежний уровень нет. И российский менталитет, и вся наша спортивная история, в том числе и самарская, свидетельствуют об одном: пока власти не обратят внимание на тот или иной вид спорта – он прозябает. Особенно это касается игровых дисциплин, все-таки одного лучника или, например, гребца содержать проще и дешевле, чем целую команду.

Кроме того, я об этом говорил и с президентом нашей областной федерации, и сейчас могу повторить: пока у нас не решится вопрос с интернатом, чтобы девчонки, хотя бы человек двадцать, учились в одной школе, рядом жили, тренировались и питались – в борьбе с другими волейбольными центрами мы ничего не добьемся. Казань, Краснодар, Омск, Москва, занимающие первые места в юношеских турнирах, добиваются этого, в первую очередь, благодаря созданным условиям. Проживание, питание, обучение и тренировки в одном месте – такое и у нас раньше было возможно: общежитие завода Тарасова, спортзал в ДК «Современник», 25-е училище – все было «закольцовано» в радиусе двух километров.

— Нынешние игроки по своему отношению к волейболу, восприятию игры чем-то отличаются от тех, которых вы тренировали лет двадцать назад?
— Нам ведь всегда кажется, что раньше было лучше. Просто сейчас игроки стали другими. Я общаюсь с детскими тренерами. Если раньше тренер говорит: «В 22-00 – отбой!» – процентов на восемьдесят-девяносто это исполнялось, а нарушителей ждали различные штрафы и наказания, от прыжков и отжиманий до денежных штрафов в профессиональных командах. Сейчас же в детских командах настоящая беда – соцсети. До четырех ночи сидят там! Тренеры перед сном обходят подопечных, собирают телефоны – те им отдают старые со старыми симками, а в «запасных» сидят по полночи. Соответственно, на утреннюю тренировку они приходят никакие, а потом еще и весь день ходят сонные. Хотя соцсети бывают интересными, там много всевозможной информации. В наше-то время: танцы в парке да телевизор.

— Где вы, работавший в Суперлиге и побеждавший в Кубке России, находите стимулы для работы в третьем по статусу дивизионе национального чемпионата?
— Хочется, чтобы в Самаре женский волейбол окончательно не затух. Хотя, с точки зрения интереса, Высшая лига «Б» с Суперлигой, конечно не сравнится: там ты играешь против команд, которые состоят из игроков национальных сборных, общаешься с тренерами, работающими в этих сборных. То есть сам круг общения более интересный и авторитетный. Да и тренерское честолюбие там удовлетворяется в большей степени. Я начинал с работы детским тренером, сам набирал первые группы третьеклассников, поэтому работа детского тренера мне не чужда, я ее уважаю. Но, повращавшись на самом верху, на нынешнем нашем уровне, конечно, уже не так интересно. Хорошо еще, что есть возможность встречаться и общаться с коллегами, они меня не забывают.

— А с кем из коллег вы общаетесь не только по работе?
— Да у меня со всеми, за редчайшим исключением, нормальные дружеские отношения. По-настоящему глубокой дружбы, может быть, и нет, для этого все-таки надо, чтобы человек был рядом, но приятельские отношения поддерживаю со всеми. Со многими общаюсь и по работе, и вообще по самым разным вопросам, по той же сборной могу, например, спросить, что же на самом деле случилось на отдыхе с Татьяной Кошелевой. И я сам всегда был открыт для общения, и коллеги, хотя я старше многих из них лет на двадцать, меня из своего круга общения не выталкивают.

— Кто из российских тренеров вам особенно близок по манере игры?
— На мой взгляд, достаточно интересен имеющий свой подход к игре Александр Перепелкин, который сейчас работает в череповецкой «Северстали». Он сам из Санкт-Петербурга, прошел хорошую школу у Николая Карполя. Ришат Гилязутдинов, возглавляющий казанское «Динамо», буквально вырос на моих глазах. Он долго работал вторым тренером у Карполя, а потом, видимо, звезды так сошлись – и он «выстрелил». Можно назвать и Вадима Панкова из «Заречья-Одинцово».

— Возвращаясь к нашему первому вопросу, у вас ведь наверняка были предложения о смене места работы?
— В 1986 году меня приглашал к себе Николай Карполь. Но все ограничилось вопросом-ответом: «Что я у вас буду делать?» – «Что скажу, то и будешь делать». К тому же я видел, как он иногда общается со своими помощниками: при всей команде может накричать, вплоть до нелицеприятных слов, на второго тренера, взрослого мужика лет сорока. В 90-е, когда у нас был расцвет, приглашали в Москву, так же в клуб Суперлиги. А потом перестали куда-то приглашать, потому что у нас и здесь были хорошие условия, незачем было что-то менять.

— За сорок лет волейбол сильно изменился. В каком направлении, на ваш взгляд, движется игра? И к какому из изменений вам было сложнее всего привыкнуть?
— Самое главное – волейбол сейчас стал более скоростным и атлетичным, в том числе и у женщин. Посмотрите хотя бы на сборную Китая на последнем Гран При: игроки ростом за 195 см достаточно сильны, нет такого, чтобы их «шатало». И многим сборным, и нашей тоже, которые никак не могут привить скоростную игру, с китаянками приходится тяжело, они все просят: «Дай повыше! Дай повыше!»

Перестраивать игру трудно и тренеру, и особенно игрокам, если они привыкли к другой манере игры, а если им уже лет по двадцать пять, то многим перестроиться, наверное, и невозможно. Это же касается и мужского волейбола. Мы уже немного отстаем, на мой взгляд, и от американок, и от американцев, от поляков, от бразильянок, от китаянок… У Китая будет очень хорошая команда: там играют девочки ростом 194, 195, 199 см, связующая ростом 186 см – они начали играть в очень приличный волейбол и еще всем покажут! Да и тренер у них – Лан Пин, которая в свое время была лучшим игроком мира, и в целом поколение игроков хорошее.

Что еще изменилось? Возврат касания сетки, на мой взгляд, совершенно лишний — пошли сплошные свистки. Тот же Гран При: Маргарета Козух задела сетку косой – свисток… Эти свистки никому не нужны. Ведь игра интересна там, где количество свистков минимально.

— Оглядываясь на эти сорок лет во главе «Искры», с какими мыслями и ожиданиями смотрите в будущее?
— Работа нами была проделана не зря. И жизнь в волейболе прожита тоже не зря. Поэтому жалеть мне не о чем.

Фото: федерация волейбола Самарской области