Эдуард Сандлер: "Приморочка" для меня всегда будет просто командой, которая играет в волейбол

Президент волейбольного клуба «Приморочка» Эдуард Сандлер рассказал Марии Фроловой о том, что помешало его клубу выйти в Суперлигу и поделился взглядом на развитие женского волейбола во Владивостоке. 

 
 
— В связи с тем, что в Суперлигу перешел только «Енисей», а «Северянка» и «Сахалин» отказались от повышения в классе, «Приморочка» могла, как когда-то «Воронеж», пополнить ряды элитного дивизиона?
— Мы подали заявку в ВФВ, так как две команды вышки ”А” отказались от перехода, а нужно было 12 команд. Приняли решение идти на повышение, так как это всегда было нашей целью. Мы не смогли получить это право по спортивному принципу, но были готовы к этому, и это был единственный шанс сохранить позитив вокруг «Приморочки» и дальше инвестировать этот проект при поддержке Администрации Приморского края. Прошло около двух недель и нам отказали. Не официально — без каких-либо писем, просто в телефоном разговоре: «Ребята простите, но некоторые против». Это было даже более цинично, чем в свое время отказали нашей баскетбольной команде «Спартак – Приморье», там хоть было все очень грамотно завуалированно — будто мы не соответствуем регламенту. А тут просто «кто-то против». 
 
— Считается, что федерация принимает решения, руководствуясь интересами топ-клубов и не желает принимать в элиту волейбола клубы с Дальнего Востока и Сахалина. Как тогда находить мотивацию, когда на первое место выходит географическое, а не турнирное положение команды? Мешает такая ситуация популяризации и развитию волейбола на местном уровне?
— Я думаю, это занавес развития волейбола в регионе. Сложилась ситуация, после которой нет никакого желания что-либо развивать. Хорошо, что мы сейчас это поняли на таком простом примере. Можно, конечно, завестись и выйти по спортивному принципу, но честно, нет желания ни у кого, да и просто жалко денег, есть более позитивные проекты, куда можно вкладывать. Мы и так наделали глупостей и получили хорошие уроки в предыдущие два сезона в высшей лиге «А». Есть два варианта развития «Приморочки»: просто закрыть клуб или быть стабильным скромным середняком. Я пока придерживаюсь второго варианта. 
 
— Как оцените результат прошедшего сезона? По составу ваша команда могла быть в лидерах. Чего не хватило для достижения результата?
— Результат никакой — мы худшие из лучших и лучшие из худших — я так называю четвертое место в высшей лиге «А», есть ряд факторов — объективных и системных, повлиявших на результат. Это и календарь игр, в котором были перерывы три недели и месяц перед играми с лидерами чемпионата — это яркий пример бездарной организации, я даже обсуждать более детально не хочу, это просто бардак! Команда должна играть раз в 8-10 дней минимум. Немаловажный фактор, что на нас настраивались, как на злейшего врага, как на лидера, абсолютно все — обыграть «Приморочку» — это был особый кайф для многих. А мы не были лидерами по духу и не были к этому готовы. Были в неудачах и факторы, связанные с конкретными личностями, обсуждать их уже не имеет смысла. Немаловажный фактор и то, что игроки, которые провели предыдущий сезон в глухом запасе в командах Суперлиги, не способны играть два матча подряд на результат в вышке. Уже стало понятно — в этой лиге игроки с более скромной игровой биографией могли и могут выступить успешней! В целом, команды не получилось, тренер думал только о себе, а не о формировании боеспособной команды, и как результат — ни один игрок не сделал прогресса – это для меня основной показатель работы — каждый остался на том же уровне, а многие даже опустились. В такой атмосфере никогда не будет побед!
 
— В связи с кризисом некоторые команды прекращают существование, некоторые сокращают бюджет, комплектуются местными воспитанниками. Какая ситуация складывается во Владивостоке, ведь местных воспитанников у клуба нет?
— Как и все, имеем проблемы, но мы в состоянии содержать «Приморочку» в высшей лиге «А». Вопрос в том, кто будет в ней играть? Расходы на содержание команды (гостиницы, перелеты и тд) нам покрывает администрация края, за эту строку бюджета я не переживаю. А вот большую часть зарплаты игрокам мне приходиться искать самостоятельно: администрация выделяет клубу 80 тысяч рублей на одного игрока, запасные игроки укладываются в эту сумму, а игроки, чьи зарплаты от 100 до 250 тысяч — нет. Эту разницу я плачу сам, и это очень большая финансовая нагрузка для меня. Я еще не рассчитался с игроками за прошедший сезон, поэтому не собираюсь подписывать дорогих игроков, пока не отдам все долги. А после отказа ВФВ нет большого желания тратить деньги, были идеи при переходе в Суперлигу, но сейчас это уже утопия. В «Приморочке» будут играть игроки, чья зарплата соответствует сумме выделяемой из бюджета, никаких доплат не будет.
 
— Какие планы на будущий сезон, будете бороться за призовые места или будете в середняках? 
— В вышке «А» можно бороться за призовые места с любыми игроками, главное — желание игроков прогрессировать, дисциплина и тренер. Даже если наберем молодых игроков, уверен, шансы есть — за прогрессом молодых игроков интересней наблюдать, чем за халатностью мнимых звезд.
 
— Как проходит селекция, состав команды обновится полностью?
— Селекцию не ведем, пусть комплектуются лидеры, как они закончат — начнем мы, в конце июля — молодых игроков в стране больше, чем команд. Есть несколько предложений по тренерам, но мы не спешим, рабочих мест в стране не так много, торопиться некуда. Я не воспринимаю серьезно высшую лигу «А», и никаких особых усилий больше не собираюсь предпринимать и переплачивать игрокам за переход в «Приморочку». Любой тренер и любые игроки в этой лиге могут как сделать результат, так и завалить всю работу — шансы одинаковые! Главное — больше не брать в команду тренеров по типу Борисенко.
 
— Кого можете выделить из игроков «Приморочки» прошедшего сезона?
— Выделить некого — все игроки «Приморочки» провели ужасный сезон, регресс абсолютно у всех, и это — факт! Каждая волейболистка стала хуже, чем в предыдущем сезоне. Кто-то остался, возможно, на том же низком уровне, но прогресса не сделал никто, за эти слова могу полностью ответить. Но это не полностью вина игроков, в какой-то момент они уже были заложниками ситуации.
 
— Вы — президент известного баскетбольного клуба «Спартак-Приморье», но в этом сезоне дебютировали в роли гл. тренера команды. 2-е место в Суперлиге чемпионата России, бронза Кубка страны — это несомненный успех, как удается совмещать и находить время на волейбол?
— Да, весь сезон я посвятил баскетболу, и мне есть с чем сравнить — мы взяли бронзу Кубка страны и серебро чемпионата, двое наших игроков вошли в символическую сборную Суперлиги; это были игроки, которых до этого сезона никто не хотел брать ни в одну команду. Каждый игрок моей команды стал лучше, один игрок перешел в лигу ВТБ на очень большой контракт. Мы добились серьезных результатов в очень сильной лиге. Поэтому, когда я критикую «Приморочку» — это не пустые слова, я знаю о чем я говорю. Баскетболисты тоже не получали зарплату, также много летали, они такие же люди, но их отношение к работе было иным. Что касается времени, то я следил, конечно, за волейболом, но меньше, чем в первый сезон в высшей лиге «А». Я больше доверился тренерскому штабу, и в итоге сильно разочаровался. 
 
— Нет желания попробовать себя в роли главного тренера «Приморочки» и выиграть вышку А?
— Никакого желания нет. Но чисто теоретически это очень легко реализовать: девочками управлять легче, чем мужчинами, а разбираться в волейболе досконально необязательно, эта лига очень низкого уровня, все что тут нужно — это железная дисциплина, физика, и самоотдача людей на площадке. Сильной тактики тут нет. Нужен помощник-теоретик, тренер по ОФП, а заставить людей работать я умею, считаю — я бы занял с этим составом второе место. Обыграть «Северянку» было невозможно, там фанатики работают, они доминировали тотально! Но это конечно же шутка, я бы никогда не пошел на этот шаг, это неуважение к виду спорта. 




— Сейчас в волейболе острый дефицит тренерского состава, как вы выходите из этого положения? Нет желания попробовать гл. тренером местного специалиста или воспитать своего, исходя из личного примера?
— Местных тренеров во Владивостоке нет — некому давать шанс! Есть два местных игрока, Киселева, Сорока и Чернышова, которая осталась на ПМЖ — это преданные клубу люди, на которых можно опереться и быть середняком. Вообще меня многие критикуют, что я не делаю из " Приморочки" подобие «Спартака» — не ращу игроков в интернате, но это как-то несправедливо. Все уже забыли, как появился волейбол в крае. Был Халюзин, потом была пляжка, потом попытка играть в вышке Б, и в 2012 году, по сути, клуб умер, снялся с чемпионата и не было ничего. Я совершенно случайно его подобрал, отдал все долги и вывел в высшую лигу «А», было вложено много сил и средств. И всё, что есть — заслуживает уважения. Требовать от меня любви и преданности к волейболу глупо, достаточно того, что я делаю это профессионально и с большой долей ответственности. И сравнивать со «Спартаком» бессмысленно, «Спартак» — это моя любовь и жизнь, а «Приморочка» — хобби, эксперимент. «Приморочка» для меня всегда будет просто командой, которая играет в волейбол, а «Спартак» — это целая система и философия баскетбола, которая прививается с детства ребятам. 
 
— Принимали вы какие-нибудь кардинальные кадровые решения, которые могли повлиять на результат?
— В моей работе в «Приморочке» была только одна ключевая ошибка — увольнение тренера Колисецкого в середине первого сезона в вышей лиге «А»! Я это только сейчас понял, надо было только потерпеть и дать шанс. Все остальное — уже следствие этой ошибки. Вернуть назад ситуацию нельзя и жалеть не о чем. Я часто слышу недоумение и критику в свой адрес, зачем Сандлер сам набирает игроков в команду? У меня есть только два варианта: первый — или не было бы никакой «Приморочки» вообще, второй — я бы это делал так, как и делаю, третьего не дано. Повторюсь — эти три сезона были для меня экспериментом, насколько можно залезть в чужой вид спорта и наделать шуму. И можно ли еще при этом выиграть что-то. На каком–то уровне оказалось — можно (вышка «Б»), на каком-то — нельзя (вышка «А»), я сделал определенные выводы и получил уроки, это прекрасный опыт, эксперимент закончился.
 
— Получается, вы возродили волейбол во Владивостоке. Чего удалось достичь за этот короткий промежуток времени?
— Главное — это то, что есть такая команда «Приморочка», и её знают! Наш бренд вызывает реакцию моментально, плохую или хорошую, не важно. За три сезона мы обратили на себя внимание. Мы мотивируем соперников и создаем напряжение, с нашим приходом однозначно стало веселей, на нас настраиваются, нам мстят и нас боятся! Мы задали ряд стандартов в работе, и за нами тянутся и развиваются другие. В целом, за очень короткий срок мы повлияли позитивно на вышку «А». Очень жаль, что ВФВ абсолютно не ценит такие начинания, и не поддерживает стремления в росте таких команд. 
 
— Хотели бы что-то пожелать болельщикам «Приморочки»?
— Не отчаиваться, радоваться тому, что есть команда, что можно прийти в «Олимпиец», поболеть за девчонок и посмотреть на соперников. Не ждать суперзвезд, а верить, что в команду придут игроки, которые будут полны желания прогрессировать, усердно работать, и тогда «Приморочка» будет побеждать чаще!

3 комментария

avatar
Странное ощущение после прочтения материала. В любом случае  я за железную дисциплину в спорте, это самое главное и это основа достижений. 

 Успехов, Эдуард!
avatar
Без денег никто и никому не нужен, прходится учиться работать и приспосабливаться к новым условиям и что без денег увы-никуда!
avatar
Все нужно делать профессионально. Нормального менеджера взять на работу (например Капранов)только из женского волейбола и не было бы Борисенко и других. И команда была бы в супер лиге. Атак в Москве смотрят на них и не знают, что от них ждать и с кем общаться.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.