+31.73
9 читателей, 26 топиков

Иван Яковлев: «Где ты ходишь?! Мы тебя в «ФАКЕЛ» уже полгода зовем!»

Блокирующий «ФАКЕЛА» Иван Яковлев — один из самых спокойных и уравновешенных наших «терминаторов». Уже почти целый сезон вы имеете возможность наблюдать за его игрой и за тем, как 20-летний парень старательно зарабатывал себе место в стартовой шестерке. Еще один из нашей «золотой» молодежки — о своем становлении, обычном питерском детстве и о том, почему ему было не страшно дебютировать в Суперлиге. 


Фото: А. Лукин.
 

— После Молодёжной лиги тебе пришлось пройти ускоренный курс «молодого бойца» в Высшей лиге «А». И после этого что-то страшное было для тебя в Суперлиге, может, какие-то необычные ощущения? Коленки дрожали?
— Нет, коленки не дрожали. Естественно, новые ощущения были — уровень в Суперлиге совсем другой. Играть против мастеров спорта, против олимпийских чемпионов — это иная ответственность. Скорее, хотел себя зарекомендовать с лучшей стороны, не хотел ударить в грязь лицом. И когда выпустили, честно говоря, никакого мандража не было. 
 
— Когда ты пришел играть в МГТУ, какой с тебя там был спрос?
— Нам сказали: вот, тренируйтесь, старайтесь, и может быть, к концу сезона получите немного игрового времени. 
 
— К какому туру ты прочно встал в состав?
— Точно не скажу, по-моему, к третьему или четвёртому.
 
— Что чувствовал, когда твои товарищи по чемпионской молодежке играли в Суперлиге, а ты — в Вышке «А»?
— Если ты спрашиваешь, завидовал ли я, то нет. Мне хотелось, конечно, тоже, но здраво оценивал собственные возможности и понимал: я пока не готов. А стоять на замене мне не хотелось ни тогда, ни сейчас. 
 
— То есть после сезона в МГТУ ты уже рассчитывал на место в составе «ФАКЕЛА»?
— Я рассчитывал побороться и доказать, что место в стартовой шестерке — мое. Пока получается, хоть и с перебоями, но я стараюсь, правда. 
 
— Самооценка повышается?
— Нет, все по-старому. 
 

 
— Волейбол в жизни Вани Яковлева как появился?
— Волейбол в жизни Вани Яковлева появился… спонтанно. Пришел тренер в школу...
 
— Такая необычная история....
— (смеется). Да, уникальная. Изначально-то я вообще занимался футболом, как половина питерских мальчишек.
 
— Неужели в школе «Зенита»?
— Бинго! Но ездить нужно было далеко, родители возить не могли — работали, бабушки тоже еще работали. Решили, что надо завязывать. Ну и, честно сказать, мне не очень нравилось играть в футбол. В школе начал ходить на тхэквондо. Все ходили и я ходил. Мне нравилось, а потом мне сломали палец, и нравиться мне стало меньше (смеется). Что-то я там выигрывал на соревнованиях детских, честно говоря, уже не помню. Но ходил скорее для галочки, чем с реальным удовольствием. И еще на баскетбол ходил до третьего класса. Однажды пришел к нам в школу волейбольный человек, зашел в класс, увидел меня и говорит: «Пойдем-выйдем» (улыбается). Сказал, что он волейбольный тренер, дал свою визитку и попросил родителей позвонить ему. Они позвонили, и вот так я начал заниматься волейболом. Правда, первые года три занимался со старшим возрастом. 
 
— А почему?
— А не знаю. Занимался и занимался, даже в лагеря летние ездил с 1993, а потом с 1994 годами рождения. А потом уже меня увидел тренер 1995 года и сказал: «Иди к нам, что ты с лосями этими бегаешь?». Тренера этого зовут Михаил Иванович Дмитриев — и именно его я считаю своим первым наставником. До этого — ну, бегает и бегает со всеми, ну, ручки поставь вот так, мячик побросай, на тумбочки попрыгай. 
 
— А ты с детства был высоким?
— Да, всегда самым высоким был и в садике, и в школе, и в секциях.


 
— Есть в кого?
— У меня папа высокий. 
 
— Насколько я помню, твой папа занимался прыжками на лыжах с трамплина. Не возникало желания пойти по его стопам?
— Нет, меня никогда не привлекал этот вид спорта, и вообще я высоты боюсь, летать боюсь… попробовал один спорт, другой, третий, а в волейбол с первого раза влюбился — с тех пор мне ничего не было нужно, только зал и волейбольный мяч. Мама этим пользовалась (улыбается). 
 
— В плане уроков?
— Да. Пока уроки не сделаешь, на тренировку не пойдешь. Слезы, крики... 
 
— И сразу стих на пятерку, математика до конца учебника пройдена?
— Ну, чуть-чуть не так. Когда я научился пользоваться интернетом, стал делать уроки гораздо более оперативно...
 
— Но по-русскому у тебя точно пятерка была. Пишешь грамотно, не раз отмечала. 
— Этого не отнять, ЕГЭ на 82 балла сдал (смеется).
 
— Природная грамотность?
— Мамины подзатыльники в детстве — лучшая вещь! (смеется).
 
— А книжки не любил читать?
— Ну не то чтобы любил… но читал. 
 
— Вернемся к волейболу. Татьяна Васильевна Образцова, известный детский тренер, какую лепту внесла в твое становление как волейболиста?
— Она меня нашла в калининской спортшколе, подошла после одной из игр. Рассказала про интернат, дубль «Автомобилиста», предложила попробовать. Я сразу был «за». Папа согласился, мама была против, потом пришлось ей смириться, конечно. Я поехал туда сначала на пару дней, потом остался насовсем. 
На самом деле Татьяна Васильевна Образцова внесла серьезный вклад в мое становление как спортсмена. Во-первых, я пришел к ней непрыгающим — больше имитировал прыжок, чем прыгал. При этом в городе по своему возрасту был самым высоким. Она начала со мной заниматься, в том числе и индивидуально: подняла прыжок, поставила технику... 


 
Волейбольного зала в нашем интернате, кстати, не было. Мы жили с велосипидестами-трековиками и маунтинбайкерами — и у нас был один маленький зал на двоих с ними. В этом зале с потолками на высоте метров 5-6 от силы нам сделали площадку — примерно 8х8, сетку натянули, мы там тренировались по вечерам и после школы. И я помню, как она меня гоняла по стенам этого зала: на корточках, нижнюю передачу в стенку долбить — пока все четыре стены не пройду, не закончу. 
 
— Внушительно так. 
— Это из того, что больше всего в память врезалось. Еще, когда я только пришел, она мне говорит: давай, сделай пять передач снизу. Как надо мной тогда все смеялись… Я не мог на одном месте стоять: подбивал и гонял по всему залу за мячом. Так что за технику и за многое другое я очень благодарен Татьяне Васильевне. Она научила меня падать.
 
— Ты падал как мешок?
— Да как угодно падал: на коленки, в основном. На две, потом на одну… Нам в «Авто» платили чисто символическую зарплату и она сказала: пока не научитесь падать, деньги получать не будете. И как-то все научились, а я нет. Приехал к Татьяне Васильевне ее друг, тоже тренер и говорит мне между делом: «Пойдем, я тебя научу правильно падения делать». Постелил мат, говорит — падай на него. Да, на мат здорово получалось! Он убрал, говорит — упади. Снова-здорово, снова коленки. В итоге он говорит — нужно перебороть себя, вот упражнение «кошечка», учись. 
 
Проходит пара месяцев — денег нет, падать не умею. Ходил по вечерам в этот зал, падал на маты, падал на паркет, делал эту «кошечку»… Подхожу к Татьяне Васильевне, говорю — принимайте мои падения. Поедем в Академию Платонова завтра, там будешь сдаваться. А я-то научился падать только на две руки. И вот падаю на две руки, все хорошо — а теперь на одну руку, говорит Татьяна Васильевна. Ну… голь на выдумки хитра: там тарафлекс… Одел кофту, она же скользит, сдал. Потом уже без кофты стало получаться (смеется). Подводя итог, еще раз отмечу, что Татьяна Васильевна Образцова внесла основной вклад в мое становление как в мааааааленького, на тот момент, игрока. 
 
— А в «ФАКЕЛ» как попал?
— Началось все с шутки, как мне казалось. Подошли представители «ФАКЕЛА» на чемпионате России по 1995 году и говорят: где ты ходишь, мы тебя уже полгода к себе зовем! Я думал, что это шутка, если честно — не слышал, чтобы меня приглашали в команду из Нового Уренгоя. Проходит еще полгода, в «Автомобилисте» не платили ничего, и моим родителям позвонил Евгений Лебедев, который на тот момент работал в молодежной команде «ФАКЕЛА» статистиком. Пригласил на сборы в Анапу — на три дня. Понравится — останетесь, не понравится — уедете. 

— Приехал и понравилось, и остался?
— Да, причем остался сразу, назад не стал возвращаться. Просто не отпустили (смеется), а вещи, сказали, как-нибудь Лебедев привезет. А первое время ходил в том, что захватил с собой на три дня. 
 
— Самые яркие твои впечатления в жизни?
— Победа в Молодежной лиге в Новом Уренгое. Огромный экран на белой стене в темном зале, толпа народу — ты же знаешь, как много людей ходило на Молодежную лигу в Новом Уренгое. Пьедестал, кубок, медали, салют из золотых блестяшек. Пока тех впечатлений не перебили никакие другие. 




 
— Неужели даже победы в Суперлиге или еврокубковых матчах?
— Пока нет. Верю, что все впереди. 
 
— Вань, мы так много о волейболе все время говорим. А что есть вне его?
— Есть моя девушка Настя, с которой я провожу все свое свободное время. 
 
— Настя ведь тоже волейболистка. Больше того, она блокирующая...
— Да… Но мы стараемся не говорить об игре, волейбола и так много в нашей жизни. Мы, например, очень любим кино. И в кинотеатр, и просто так дома фильм вечером посмотреть. Времени, правда, не очень хватает...

Текст и фото: ВК «ФАКЕЛ»

Жара в Новом Уренгое

Сразу тремя домашними матчами подряд радует свою публику на этой неделе «Факел». Две игры Чемпионата России и стартовый поединок в Кубке Вызова — в Новом Уренгое настоящая волейбольная жара. 

У работяг в Новом Уренгое не так много развлечений. Хотя звезды шоу-бизнеса на Ямал гастролируют с удовольствием по понятным причинам. А вот у спортивных болельщиков, поклонников большого спорта возможностей от души поболеть не так много. До недавнего времени у новоуренгойцев был волейбол и мини-футбол. Теперь остался только волейбол, которому в городе построили новый дом — шикарный спорткомплекс «Звездный». Он только готовится к сдаче в эксплуатацию, там наносят последние штрихи — ну а пока «Факел» играет в старом, родном и уютном, почти родительском доме — в «Газодобытчике». 

«Газодобытчик» помнит славные времена, когда в Новый Уренгой наведывались «Аркас» и «Пьяченца» с Серджио, Златановым и иже с ними, помнит и радость побед от них. Еврокубковый волейбол в Новом Уренгое ждали особенно. Нет, чемпионат России тоже ожидался с нетерпением — в городе вообще соскучились по «Факелу», даже на игры молодежки в конце октября — начале ноября приходило до пятисот человек. Впрочем, молодежный волейбол у новоуренгойцев в особом почете, опять же, по понятным причинам. Молодых воспитанников клуба, уже застолбивших места не только в основе первой команды, но и в составе сборной России, болельщики ласково, по-свойски зовут «Волчонок», «Илюша» и «Егорка», остальных «молодых» пока заново узнают. Этих же называют только так. Те мило смущались на традиционной встрече с фан-клубом, однако уже на следующий день о смущении речи не шло, да и милыми мальчишками во время игры называть их язык не поворачивается. Но болельщики продолжали кричать: «Волчонок, давай эйс!» «Капитан, Илюше дай!» и так далее. 







Но мы ушли от темы, про еврокубки же речь ведем. Так вот, коварный для российских клубов Кубок Вызова — и вторая попытка «Факела» в этом турнире (не будем поминать всуе попытку номер один). В соперниках — серебряный призер чемпионата Беларуси, БАТЭ-БГУ, в составе — сплошь и рядом экс-игроки сборной. Почему «экс»  - вдаваться в подробности не станем, ситуация там в общем и целом напряженная. А команда, приехавшая в Новый Уренгой —  мастеровито-боевитая, да и защитная игра вкупе с неплохо летящей подачей у БАТЭ обнаружились сразу. 

После игры традиционно немного сердитый еще Игорь Колодинский (он вообще не сразу усмиряет свое зверообразное «Я» на площадке в обычный цивилизованный и крайне интеллигентный образ) чуть-чуть поругается на себя и партнеров, произнеся не очень загадочную фразу: «С любым соперником нужно играть, нужно доказывать свой уровень игрой, а не показывать, какие мы красивые, высокие и сильные». Кажется, здесь огненный капитан «Факел» пытался мягко намекнуть, что у его команды в головах периодически витали шапкозакидательские настроения. Возможно, так и было. Но с планером в исполнении Аплевича, Куклинского и Горемыкина все равно справлялись плохо. Первые две партии вообще смотрелись сквозь пальцы ладоней, закрывающих лицо — вашему автору хотелось иногда вскрикнуть: «Эй, верните мой „Факел“ сейчас же!» Не то, чтобы вяло, не то, чтобы шапками закидывали, а все равно как-то не так, как нужно.







Не очень шел прием, в доигровках серьезнее смотрелся БАТЭ, а Никита Алексеев и Дмитрий Волков частенько ошибались как из выгодных, так и из не очень выгодных позиций. В конце концов их места заняли Игорь Тюрин и Денис Шипотько. А главными добытчиками очков как в первых двух партиях, в которых получалось не все, так и после, были Егор Клюка и Илья Власов, мрачными здоровенными тенями метавшиеся по сетке. Вылетевший на площадку Тюрин «вжарил рока», в первую очередь, на подаче, распугав белорусский прием как воробьев, следом полетела (а мы уже начали были волноваться!) коронная базукообразная у Колодинского. Клюка со Шипотько вносили посильный вклад в нападении; Тохташ наводил ужас непонятно летящим планером; Власов, в обычной манере, сносил своих на блоке, закрывал чужих, не забывая демонстрировать физические возможности (а иногда и изворотливость после нелучших передач) в атаке. О непонятных действиях команды, громадье собственных ошибок в первых двух партиях «Факел» успешно забыл, в двух следующих не дав сопернкам поднять головы — как и было нужно. Впрочем, БАТЭ-БГУ способен доставить массу проблем дома — и наверняка доставит, и голова об этом у тренерского штаба новоуренгойской команды уже болит. 







Ну а пока новоуренгойский болельщик абсолютно счастлив — команда побеждает дома, устраивает на площадке феерию из эмоций напополам с ошибками и красивой игрой. «Факел» остается валидольной командой, да и пусть остается — разве это так уж плохо?

P.S. А еще у «Факела» появился Умка — талисман клуба, белый полярный медведь, с определенными талантами в танце и приставаниях к болельщикам. Новоуренгойцы медведя полюбили сразу, тот платит им взаимностью, и у него крышу рвет от волейбола. Недавно он попросил разрешения у Игоря Чутчева участвовать в предматчевых установках — тот не отказал. Умка бы и в тайм-аутах участвовал, но не может — работа.

 

Текст и фото: пресс-служба ВК «Факел» 

Кубок Сибири и Дальнего Востока остается в Новосибирске

Финальный матч сыграли «Факел» и «Локомотив», встречавшиеся друг с другом еще в групповом этапе турнира. К сожалению, новоуренгойской команде не удалось повторить результат той игры — два раза подряд с разницей в несколько дней обыграть «Локомотив» в Новосибирске «Факелу» оказалось не под силу.

 
Фото: ВК «Локомотив» (Новосибирск) 



«Локомотив» (Новосибирск) — «Факел» (Новый Уренгой) 3:1 (25:17, 25:27, 25:21, 25:17)

«Локомотив»: Бутько — Мороз, Савин — Дивиш, Вольвич — Самойленко, Янутов (л) — старт; Еремин, Петрушов (л)

«Факел»: Колодинский — Тюрин, Волков — Клюка, Власов — Лихошерстов, Шишкин (л) — старт; Безруков, Тохташ, Шипотько.


Финальный матч состоялся, разумеется, при максимальном скоплении публики, столь же максимально поддерживающей «Локомотив». Вряд ли это могло ошарашить знающий, на что идет «Факел», однако с самого старта новосибирцы начали диктовать гостям свою волю. С помощью подач Дивиша и Вольвича, под давлением публики на судей, новоуренгойская команда отпустила «Локомотив» — 7:3. Создав удобный задел, хозяева площадки спокойно играли в свой волейбол, пока «Факел» несколько лихорадочно подбирал ключики к соперникам. Практически каждый из игроков стартовой шестерки «Локомотива» успел отметиться эйсом в первой партии, кроме, разве что, Александра Бутько, однако брейков, собираемых на подачах остальных, было вполне достаточно. По интересному графику вводил мяч в игру Павел Мороз — эйс-аут, или эйс-сетка. Серии у диагонального не выходили, однако брейки стабильно укладывались в очковую копилку «Локомотива». Игорь Чутчев искал сочетание в доигровке, Колодинский при малейшей возможности бросал в бой первые темпы, однако удалось лишь наладить съем — на большее в первом сете рассчитывать не приходилось — 25:17.

Взяв себя в руки, игроки «Факела» во второй партии несколько наладили прием, и сами начали поддавливать «Локомотив» подачей. Особенно хорошо это удавалось поначалу Колодинскому, следом отличился и Шипотько, помимо чистого эйса вынудивший ошибиться Дивиша в атаке следующим розыгрышем — 9:7. Шаткое преимущество держалось недолго, две ошибки новоуренгойцев и блок Тюрину на подачах Вольвича вернули лидерство хозяевам — 11:14. «Факел» нервно и периодически ошибаясь, старался гнуть свою линию, и, отпустив перед вторым техническим «Локомотив» на четыре очка — 12:16, сразу после быстро нагнал: Колодинский отлично подавал, Власов атаковал и блокировал — 17:17. Некоторое время новоуренгойцы подержали съем за счет постоянной угрозы от Власова в центре сетки, а на подачу вместо него Игорь Чутчев выпустил Валентина Безрукова, который не подвел — эйс и важный брейк — 20:19. После тайм-аута Андрея Воронкова игра, не дожидаясь выхода за рамки лимита в 25 очков, перешла в балансировку, где нервы оказались крепче у «Факела» — 25:27, и 1:1 по партиям.

К сожалению, на этом успехи новоуренгойцев в матче завершились. «Локомотив» и в первых двух партиях не позволял «Факелу» чувствовать себя на площадке вольготно, а в третьей и четвертой гостям пришлось совсем несладко. Во-первых, новосибирская команда играла очень четко — удивительный контраст с первой игрой, когда у «Локомотива» получалось немногое. Во-вторых, не удавалось завестись и зажечься игрокам «Факела», порой даже казалось, что у команды закончился завод. Не шла игра в атаке у Тюрина, Волкова, Клюки, по-прежнему страдал новоуренгойский прием. А вот проблемы у «Локомотива» возникали лишь на планерах игроков «Факела». Лихошерстов, Клюка, Колодинский, перешедший на планер, доставляли новосибирской команде проблемы, но в затяжных розыгрышах, которые следовали после этого, везлло «Локомотиву». Даже удача оставила в этот день новоуренгойскую команду. Как печальный итог — 25:21 и 25:17 в последующих партиях.

«Локомотив» в очередной, седьмой раз подряд выигрывает Кубок Сибири и Дальнего Востока. Трофей будто сам не желает уезжать из Новосибирска куда-либо еще. Ну что же, так тому и быть. Злее будем. Нашей команде есть куда расти и прогрессировать. 7 ноября начинается чемпионат России, там все будет по-другому. Обещаем. 

Ольга Быченкова 

9 фактов о Кубке Сибири и Дальнего Востока, которые необходимо знать

26 октября в Новосибирске и Кемерово стартует очередной волейбольный Кубок Сибири и Дальнего Востока. Команды уже на местах, опробования залов вот-вот начнутся, нам осталось подождать совсем немного. 

 
 
1. Кубок Сибири и Дальнего Востока посвящен памяти Юрия Петровича Фураева, заслуженного тренера Советского Союза.
 
2. Впервые  за десять лет турнир принимают два города. В 2005 году это были Сургут и Нижневартовск. 
 
3. В этом розыгрыше Кубка Сибири и Дальнего Востока примут участие лишь клубы, представляющие элитный дивизион российского волейбола. Таковых в сибирском макрорегионе насчитывается шесть. На Дальнем Востоке, к сожалению, нет даже команд Высшей лиги А. 
 
4. Среди участников нынешнего розыгрыша не выигрывал трофей только кемеровский «Кузбасс», но был призером позапрошлого розыгрыша, когда добрался до финала. 
 
5. Новосибирский «Локомотив» — лидер по победам на Кубке Сибири и Дальнего Востока. Его игроки поднимали над головами трофей целых девять раз. Новосибирцы удерживают титул обладателей Кубка уже шесть лет подряд. 
 
6. «Факел» — двукратный триумфатор Кубка Сибири и Дальнего Востока. Победы новоуренгойцев в турнире датированы 2006 и 2007 годом. Среди нынешнего состава ямальской команды нет ни одного игрока, когда-либо выигрывавшего данный трофей. 
 
7. Команды на Кубке Сибири и Дальнего Востока предстанут в полных составах. Возможно, даже с легионерами. Для «Факела» это будет первый старт сезона, на который ямальская команда отправилась укомплектованной под завязку: Илья Власов и Егор Клюка вернулись из сборной России, Денис Богдан и Иван Яковлев восстановились после травм. 
 
8. Соперники «Факела» по групповому этапу турнира — новосибирский «Локомотив» и красноярский «Енисей». С обеими командами новоуренгойцы с начала нового сезона успели сыграть дважды — на предварительном этапе Кубка Победы. Оба матча с «Локомотивом» закончились в пользу «Факела» — 3:1 и 3:2, а второй поединок «Енисею» новоуренгойцы проиграли 0:3 (первый — 3:1). Отметим, что все поединки Кубка Победы команды играли не самыми боевыми составами. 
 
9. Все свои матчи «Факел» сыграет в Новосибирске — как групповые, так и плей-офф. Разумеется, в случае попадания туда команды. (Мы отказываемся в этом сомневаться — прим.пресс-службы). 
 
Расписание матчей группы Б в Новосибирске.
26 октября. «Факел» — «Енисей» 16.00 Мск
27 октября. «Локомотив» — «Факел» 16.00 Мск
28 октября. «Локомотив» — «Енисей» 16.00 Мск
 
Расписание матчей группы А в Кемерово.
26 октября. «Кузбасс» — «Югра-Самотлор» 14.30 Мск 
27 октября. «Газпром-Югра» — «Кузбасс» 14.30 Мск
28 октября. «Югра-Самотлор» — «Газпром-Югра» 14.30 Мск
 
Текст и фото: пресс-служба ВК «Факел»
 
 

Кубок мира: одиннадцать шагов до Рио

С 8 по 23 сентября двенадцать сборных мира, отобравшихся на Кубок мира, будут отвечать на два вопроса в одной задаче: кто станет обладателем престижного трофея, и кому достанутся две заветные путевки на олимпийский турнир в Рио-де-Жанейро. Одиннадцать матчей предстоит сыграть каждой из команд. Об одиннадцати шагах сборной России на пути к Рио на этом Кубке мира. 


 Фото: cev.eventolive.it
 
12 сборных, получивших билет в Японию на Кубок мира в результате континентальных рейтингов или квалификаций, сыграют за 15 дней 11 матчей, дважды переезжая в разные города для большего охвата аудитории — традиционная маркетинговая политика организаторов турнира. Победитель и серебряный призер получат путевки на Олимпийские игры, остальным предстоит отбираться в Рио сквозь сито континентальных и мировых квалификаций. На Кубке мира будет использоваться новая система подсчета: сначала учитывается количество побед, а затем уже сумма набранных очков. В случае равенства этих показателей в силу вступают соотношение выигранных и проигранных партий и мячей. 
 
Российской сборной выпали города Хамамацу, Тояма и Токио. Впрочем, в Токио завершать турнир приедут все сборные. В Хамамацу россияне сыграют пять стартовых матчей, и по три — в Тояме и Токио, в том числе и заключительный матч всего Кубка мира, против хозяев. 
 
Хамамацу — молодой активно развивающийся город на побережье Тихого океана, расположенный на острове Хонсю. Интересно, что толчок к активной застройке и индустриализации дала Олимпиада в Токио. Построенный в Хамамацу огромный железнодорожный вокзал и серьезная развязка сделали город одним из крупнейших транспортных узлов Японии. Все эти железяки дело, конечно, важное… Вам хочется романтики? Так вот, Хамамацу имеет второе, неофициальное название — «город музыки». Во-первых, он город-побратим Варшавы, и в центре его стоит памятник не кому-нибудь, а Фредерику Шопену, самому романтичному пианисту из когда-либо живших. Во-вторых, Хамамацу — родина Kawai, Yamaha и Roland. Те самые штуковины, из которых извлекают музыку: рояли, пианино, синтезаторы... 
 
Однако здесь мы с вами говорим о волейболе, и давайте уже возвращаться именно к нему. Итак, в Хамамацу сборная России сделает первые пять шагов к олимпийскому Рио. Ей предстоит сыграть с командами Венесуэлы, Польши, Туниса, Аргентины и Ирана. 


 Фото: fivb.org
 
Шаг 1. Венесуэла 
 

Кубок мира-2015 года станет вторым для сборной Венесуэлы. Не хватающая звезд с небес даже на континентальном уровне команда отобралась на турнир в Японии через южноамериканскую квалификацию, став там второй вслед за аргентинской дружиной. Первый в истории венесуэльской волейбольной команды Кубок мира прошел в 2003 году, и там южноамериканцы заняли достойное 8 место, выиграв 4 матча из 11. Со сборной России венесуэльцы в рамках Кубка мира не встречались, но все когда-то случается впервые.
 
Россия — Венесуэла. 8 сентября.  9.10 Мск 
 

Шаг 2. Польша  
 

Сборная Польши, выиграв домашний чемпионат мира в 2014 году, автоматически стала обладателем путевки в Японию. Когда-то поляки были завсегдатаями Кубка мира, а именно в самых первых его розыгрышах. В 1965 году, в дебютном году для соревнования поляки до последнего рубились с советскими волейболистами за трофей, однако проиграли очную встречу — 2:3, а с ней и Кубок. Повторить серебряный успех, присовокупив к нему путевки на лондонскую Олимпиаду, сборной Польши удалось в 2011 году. Еще три розыгрыша — в 1969, 1977 и 1981 годах заканчивались для «бело-червоных» ничем. Всего в рамках Кубка мира поляки и россияне (или сборная СССР) встречались между собой пять раз, и проиграла наша команда лишь единожды — в предварительном раунде 1977 года, с самым популярным счетом в противостоянии этих дружин — 2:3. К слову, на финальном этапе поляки не смогли унести ноги от команды Вячеслава Зайцева и Александра Савина, проиграв всухую. 
 
Восьмидесятые и девяностые — годы безвременья для сборной Польши, которая набрала силу к началу двухтысячных. Вернувшись на Кубок мира в 2011 году, поляки навязали серьезную борьбу россиянам и бразильцам. Как помнят многие, судьбя трофея решалась в последней очной встрече сборных России и Польши. Закончилась она все с тем же популярным счетом 3:2, и опять-таки в пользу наших ребят, завоевавших Кубок мира. Ныне сборная Польши едет в Японию в несколько ином статусе: эта команда один из главных фаворитов розыгрыша, и способна статус подтвердить. 
 
Польша — Россия.  9 сентября. 12.40 Мск 
 
Шаг 3. Тунис 

Эта команда попала в Японию как серебряный призер Чемпионата Африки: проиграв в финале сборной Египта, тунисцы, тем не менее, оформили билеты на Кубок мира. Сборная Туниса — старожил World Cup: розыгрыш 2015 года станет для североафриканской дружины восьмым по счету и шестым подряд. Лавров тунисцы, понятно, нигде кроме как на своем континенте, не снискали, и зачастую их актив после окончания турнира исчислялся не победами, а скромно выигранными партиями. Особняком здесь стоит розыгрыш Кубка мира 1991 года, где сборной Туниса удался качественный прыжок со стабильно последних мест вверх на четыре ступеньки. Обыграв мексиканцев, иранцев, чилийцев и соседей из Алжира, африканская команда обосновалась на 8 итоговом месте. Правда, ненадолго: формула Кубка мира приобрела окончательные очертания, и тунисцы вернулись к исходному — последние места и победы в основном над географическими соседями из Алжира или Камеруна плюс над японцами. Стоит ли говорить о том, что и у сборной Советского Союза, и у России команда из Туниса не смогла за 40 лет взять ни единой партии?
 
Россия — Тунис. 10 сентября. 12.40 мск 
 
Шаг 4. Аргентина 
 
Путевку на Кубок мира аргентинцы получили, выиграв южноамериканскую квалификацию, впрочем, этому никто не удивился. Тем более, что бразильцы оказались выше всего этого и даже выше самого турнира в Японии. Зачем отбираться к себе же домой? Ну да речь не о них. Так вот, сборная Аргентины едет на свой шестой Кубок мира. Успеха в предыдущих четырех «альбиселесте» снискать не довелось: лучший результат был показан в дебютном для латиноамериканцев розыгрыше 1985 года, где они забрались на пятое место, правда из восьми. Спустя десять лет, в 1995 результат был похуже — седьмая итоговая строчка, но и команд было уже 12. Зато Маркос Милинкович, бронебойный нападающий, утащил в аргентинское логово личный приз. Четырежды аргентинцы и наши волейболисты скрещивали копья в рамках Кубка мира (в 1995 россиян не участвовали, и четырежды представители Южной Америки оставались ни с чем, а точнее, с 0:3. 
 
Нынче развивать аргентинский волейбол вернулся из-за границ Хулио Веласко, которому за морем жилось и тренировалось отменно: золотая эра итальянского волейбола и то, что мы знаем сейчас о сборной Ирана — это все благодаря ему. Второй год Веласко дома пока особенных плодов не принес — аргентинцы все там же. Возможно, дело в менталитете, а возможно, хитроумный Хулио смотрит вдаль. А именно — в Рио, куда аргентинцы, конечно же, отберутся. Но вряд ли с Кубка мира. 
 
Россия — Аргентина. 12 сентября. 12.40 Мск 
 
Шаг 5. Иран 
 
Иранцы едут в Японию в ранге уже двукратных чемпионов Азии. Но если в 2011 их умениям серьезно удивлялись, то в 2015 множество топ-команд ломает голову над непростой задачкой: остановить умелых, обученных и крайне быстрых волейболистов сборной Ирана. Кубок мира-2015 станет третьим для азиатской дружины, правда, в 1991, в год их дебюта (ФИВБ выдало им wild card), иранцев заметили только чилийцы. Потому что проиграли. Остальным сборная Ирана преподносила по три очка, и довольствовалась скромным 11 местом из 12 возможных. 
 
В случае с иранцами дела дней минувших интересны мало — смотрим ближайшую историю: именно с Кубка мира 2011 года мы начали узнавать команду с берегов Персидского залива. И если в 2011-2012 годах имена иранцев было трудно даже произнести, читая их по бумажке, сейчас большинство уважающих себя болельщиков без запинки произнесет стартовую шестерку этой команды. Вполне вероятно, что меньше чем через год сборная Ирана дебютирует на Олимпийских играх, и там тоже преподнесет кому-то неприятный сюрприз, и порадует своих болельщиков. Отберется ли сборная Ирана в Рио через Кубок мира? И этот вариант весьма вероятен. Некоторое время россияне спокойно взирали на прогресс азиатской дружины, и оставались единственной сборной из обоймы с приставкой «топ», которую это не задевало, то есть иранцам наши волейболисты не проигрывали. Однако сейчас и этого не осталось. 
 
Иран — Россия. 13 сентября. 12.40 Мск 
 
Сделав пять поединков, сборная России сменит место дислокации, и переедет из Хамамацу в Тояму. Чуть поближе к Токио, где все и решится. Три матча, сыгранных в Тояме — три шага, сделанных к Рио. Скорее всего россиян там ожидают дожди — как раз в это время Тояма превращается в японский филиал Санкт-Петербурга или норвежского Бергена, где чаще дождь и туман. Тояма в переводе с японского — много гор, а сам город уютно расположился в долине меж них. Наверняка там очень красиво, но вряд ли у наших волейболистов будет время разглядывать местные достопримечательности. 
 
Шаг 6. Австралия 
 
Азиатская квалификация совмещена с австралийско-тихоокеанской, чем Австралия без зазрения совести и пользуется, занимая целый континент. Это, конечно, шутка — в волейбол ребята VolleyRoo's  играть умеют, делают это азартно и весело, заражая своей искренностью окружающих и наблюдающих сторонних поклонников. Второе пришествие сборной Австралии на Кубок мира должно иметь более серьезные последствия, нежели в 2007 году, где представители Зеленого континента, специально научившиеся играть в волейбол к Олимпийским играм в Сиднее-2000, заняли восьмое место. Проблем с австралийскими волейболистами наша сборная пока что не испытывала, да и встречалась с ними на различных турнирах, мягко говоря, нечасто. 
 
Даже если сборная Австралии и мечтает об олимпийской квоте, полученной на Кубке мира, то никогда и никому об этом не скажет — засмеют. Смеяться, правда, тоже вряд ли стоит — над иранцами в свое время тоже многие смеялись. Скорее всего австралийцы едут в Японию себя показать и на других посмотреть: и попробовать на зубок все команды, прикинуть, с кем предстоит меряться силами на мировой олимпийской квалификации. 
 
Австралия — Россия 16 сентября. 13.10 Мск
 
Шаг 7. Канада 
 
В этот раз (пятый) сборная Канады гордо появится на Кубке мира в ранге победителей чемпионата NORCECA, обыграв в финале не кого-нибудь, а американцев. Ну да это их континентальные разборки, тем более, что команда США тоже приехала в Японию. Так вот, ребята из Канады дебютировали на Кубке мира в уже далеком 1977 году, и заняли там уверенное 12 место, проиграв все 11 матчей, а выиграв лишь три партии. Спустя 18 лет ФИВБ дважды подряд даровала канадцам wild card — в 1995 и 1999 годах. Волейболисты из Страны Кленового Листа показали прилежность, желание учиться и поступательное движение вверх, заняв в 1995 году 10 место (обыграв Тунис и Египет), а в 1999 — 8, обыграв все тот же Тунис, Китай… а заодно и бразильцев. Канадцы непростые ребята, и, как показывает история турнира, им и в 1999 не стоило класть палец в рот. Россиянам, будущим победителям того розыгрыша, канадцы проиграли всухую — 0:3. 
В 2003 североамериканская дружина съездила на Кубок мира еще разок, заняла там седьмое, высшее для себя место, и пока на этом остановилась. Сейчас мы знаем и уважаем канадский волейбол чуть больше, чем это было, скажем, в 1999. И проигрывали канадцам уже не только бразильцы, но и мы, например, в финальном раунде Мировой лиги-2013. 
 
Канада — Россия 17 сентября. 09.10 Мск
 
Шаг 8. Египет 
 
Сборная Египта — чемпион Африки, а значит с чистой совестью приедет в Японию. Благо, не в первый раз, и почти все закоулки залов в Хамамацу, Токио и так далее, египтянам известны неплохо. Седьмой поход за Кубком мира, наверное, слишком громко для африканской сборной, которые все же больше служат поставщиками очков для топ-дружин, довольствуясь разборками между своих: Тунисом, Китаем... 
 
Много лет наблюдая за волейболом и ежегодно за сборной Египта на крупнейших соревнованиях, нам не удалось внести в файлы собственной памяти никого, кроме двух диагональных, двух Ахмедов: Салаха и Эль Котба, выступающих за сборную, кажется, со времен фараонства Рамзеса IV. У россиян египтяне также никогда не выигрывали, а высшим местом их на Кубке мира было 10 — в 2007. Было и восьмое в 1985, но и команд там было восемь. 
 
Египет — Россия 18 сентября. 06.10 Мск
 
Переезд в Токио знаменует начало финальной мясорубки, в которую угодят сразу все команды. И все попытки разложиться по дистанции, все калькуляторы, расчет возможностей и вероятностей, присущих однокруговым турнирам, выйдет на поверхность. Атмосфера будет напряжена до предела, а нервы оголены как провода. Россиянам предстоит сделать три самых сложных шага на пути к Рио. 
 
Шаг 9. Италия 
 
Итальянцы, как и россияне, отобрались на Кубок мира по рейтингу — в Европе обошлись без длительных отборов. «Адзурри», как и полагается команде, названной лучшей сборной в XX веке, имеет славную историю выступлений на Кубке мира. Начиналось все весьма скромно в 1981 году, куда итальянцы попали после невиданного успеха на домашнем чемпионате мира-1978, став серебряными. В Японии ничего не получилось — седьмое место. А вот в 1989 году, поду управлением уже Хулио Веласко, взявшегося тренировать команду с Апеннин, итальянцы принялись «стричь призы». Серебро-1989, золото-1995. Уже без Веласко — бронза-1999 и серебро-2003. С российской (советской) дружиной «скуадра адзурра» сталкивалась за шесть розыгрышей лишь дважды, и победы были поделены поровну: в 1989 викторию отпраздновала Италия, в 1999 — Россия. 
Сейчас итальянцев сдержанно причисляют к пятерке фаворитов Кубка мира. И то, только по причине нахождения в ее заявке Османи Хуанторены — как все будет выглядеть на деле, пока никто не знает. В любом случае, сборная Италии это в данный момент настоящий киндер-сюрприз: что внутри — неизвестно. 
 
Италия — Россия 21 сентября. 04.30 Мск
 
Шаг 10. США
 
Американская команда в ранге второй сборной в дивизионе NORCECA припожалует в Японию уже в девятый раз. Славные годы «звездно-полосатых» связаны с именем Карча Кирая в середине и конце 80х годов. Победа в 1985 — единственная, но от этого не менее яркая. Было еще третье место в 1991 году, и целая россыпь «деревянных» медалей после, оставлявших американцев без путевки на Олимпийские игры. Впрочем, это не мешало им туда пробиваться, а в отдельных случаях и выигрывать их. В 2011 году сборная США стала только шестой, и это было самое низкое ее место после дебюта в 1977 (10-е). Противостояние американцев и россиян в любой год было равным, и чаще всего заканчивалось тай-брейком с итоговым результатом как в одну, так и в другую сторону. 
Сейчас американцы — одни из главных претендентов на титул, наряду с поляками, россиянами, иранцами, итальянцами. Почти все эксперты называют именно эту пятерку, правда, воздерживаясь, от уточнений, кто на каком месте остановится. 
 
США — Россия 22 сентября. 11.10 Мск
 
Шаг 11. Япония 
 
Сборная Японии — единственная команда, принимавшая участие во всех розыгрышах Кубка мира. В середине и конце 60х японцы были топ-волейболистами, а начиная с 1977 года турнир постоянно проводится именно в Японии. Выигрывать собственный трофей волейболистам из страны Восходящего солнца не удавалось ни во времена величайшего тренера Ясутаки Мацудайры, ни тем более сейчас. Славные годы японского волейбола пришлись 1969-1977 годы, когда в их руки дважды падали серебряные медали Кубка мира. Большего не позволяли советские ребята, а потом и сами японцы на многое не претендовали. 
Последние лет двадцать японцы проигрывают даже сборной Египта, периодически пытаясь отобрать пару очков у более крепких команд. Сборная России хозяевам не проигрывала, а в советское время эксцессы случались, но это была совсем другая история. 
 
Япония — Россия 23 сентября. 08.15 Мск
 
P.S. Переживать за свою сборную — святой долг каждого уважающего себя болельщика, вне зависимости от клубных пристрастий, но для поклонников «Факела» есть приятный бонус: 20-летний блокирующий Илья Власов пробился в главную команду страны. Мы-то в этом парне никогда не сомневались. С началом очередного похода, команда! 

 
 Фото: cev.eventolive.it
 

Волейбол посреди пустыни: чемпионат мира в городе мечты

24 августа в Дубае стартует чемпионат мира среди игроков не старше 23-х лет. Сборная России уже прибыла в Объединенные Арабские Эмираты — не защищать завоеванные два года назад бронзовые медали, а завоевать награды из более драгоценных металлов. «Факел» в национальной команде представляют два двадцатилетних доигровщика, Егор Клюка и Дмитрий Волков, а также старший тренер Сергей Орленко. Кроме того, есть и еще одно родное лицо — Максим Максименко, пусть он и продолжит карьеру в другом клубе. 


u23.men.2015.volleyball.fivb.com/

 
История
 
Чемпионат мира под кодовым названием U-23 пройдет всего лишь во второй раз. Первый состоялся в 2013 году в бразильском городе с ласкающим слух городских жителей названием Уберландия. Чемпионами тогда стали хозяева площадки, бразильцы, со своим лидером Рикардо Лукарелли, ненадолго отлучившимся из основного состава первой сборной Бразилии в национальную команду U-23: домашнее первенство надо выигрывать, здесь все ясно. Впрочем, сербы, ставшие тогда вторыми, отрядили из своей основы в самую старшую молодежку игроков поболе: Атанасьевича, младшенького Ковачевича — Уроша, Сречко Лисинаца. Никола Йовович и Филип Стойлович теперь также играют в первой команде Сербии. 
 
А российская команда, с капитаном Дмитрием Ковалевым, Алексеем Кабешовым, Леонидом Щадиловым, Олегом Крикуном, под предводительством Сергея Шляпникова — стала обладателем бронзовых наград. 
 
Место
 

Чемпионат мира-2015 целиком и полностью пройдет в Дубае. Городе, построенном среди пустыни за каких-то сорок лет, как памятник людям, отвоевавшим у моря здоровенный кусок территории. Хай-тек в ярчайшем его проявлении, а также излюбленное место отдыха многих спортсменов. Ну что же, а теперь придется и посоревноваться. 
 
Волейбольный турнир состоится в красивейшем спортивном сооружении с романтичным названием «Шейх Рашид Мактум Спорт Халл». Видимо, шейх Рашид Мактум был инициатором постройки. И это первое пришествие волейбола в стены арены — до этого дворец спорта принимал лишь юниорский чемпионат мира по водным видам спорта в 2010, собственно, к нему он и был построен. 
 
Схема 
 
12 сборных поделены на две группы по шесть команд в каждой. Внутри групп играется однокруговой турнир, после чего по две лучшие команды из каждой группы крест накрест играют полуфиналы за 1-4 места, а третьи и четвертые места также, крест-накрест, разыгрывают 5-8 места. После чего играются финалы за 7, 5, 3 места и золотой матч. 
 
Составы групп: 
Группа А. Куба, Иран, Египет, Италия, Южная Корея, ОАЭ
Группа В. Аргентина, Бразилия, Мексика, Россия, Тунис, Турция. 
 
Расписание матчей сборной России
 

Групповой этап
24 августа. Россия — Тунис 11.00 мск
25 августа. Россия — Бразилия 18.00 мск
26 августа. Россия — Аргентина 15.40 мск
28 августа. Россия — Турция 15.30 мск 
29 августа. Россия — Мексика 13.00 мск 
 
Заявка сборной России
 
Связующие: Павел Панков, Роман Жось
Доигровщики: Егор Клюка, Дмитрий Волков, Егор Феоктистов, Сергей Никитин
Блокирующие: Сергей Ершов, Иван Демаков, Александр Кимеров
Диагональные: Александр Кимеров, Иван Подребинкин
Либеро: Максим Максименко, Илья Петрушов
Главный тренер: Михаил Николаев
Старший тренер: Сергей Орленко
 

Европейские. Олимпийские. В Баку

12 июня торжественно откроются Первые в истории Европейские Олимпийские игры, которые пройдут в столице Азербайджана — Баку. А уже 14 июня мужская волейбольная сборная России начнет штурмовать вершины евроолимпиады. В составе национальной команды — Егор Клюка, Илья Власов и Дмитрий Волков, гордость «Факела». 


 
В день, когда было принято это решение, президент Европейского Олимпийского комитета Патрик Хикки не скрывал своей радости: «Наш долгожданный ребёнок наконец-то родился! И теперь мы будем бережно ухаживать за ним, растить, воспитывать, чтобы в прекрасном городе Баку всё прошло на высшем уровне. А главное, чтобы это стало только началом — первой страницей в многолетней, насыщенной и яркой жизни Европейских игр!» Что и говорить, событие действительно историческое: у Старого Света теперь есть своя Олимпиада. Пусть меньшая по масштабам, но своя, континентальная. А нам с вами повезло увидеть рождение «долгожданного ребенка» своими глазами. Начнем смотреть уже 12 июня, в 18.55 по Москве, не забудьте включить ТК «Россия-2», организаторы обещают поистине сказочное открытие. 
 
В Первой в истории Евроолимпиаде примет участие 50 стран, а около шести с половиной тысяч спортсменов разыграют 253 комплекта наград в 20 видах спорта. Медали бакинских Олимпийских игр, кстати, очень красивые. Весят они почти 400 граммов, а изображена на них, конечно, эмблема этой самой Олимпиады. Кстати, об эмблеме — по задумке художника она объединила в себе пять символов: огонь, воду, птицу Феникс, элементы ковра (азербайджанский колорит) и гранат (национальный фрукт). Гранат по имени Нара будет талисманом Игр, в паре с вохитительной газелью Джейран. Газель, по азербайджанским традициям, означает красоту, грацию и легкость, а гранат — солнечный свет, символ жизни и энергии. 


 
Но нам пора переходить непосредственно к волейболу, и поверьте, нам очень хочется оказаться в Баку прямо сейчас, и пусть красивая Джейран проведет нас прямо в Кристальный Зал, где пройдут все матчи волейбольного турнира. Того самого, на котором и будет сконцентрировано почти все наше внимание во время Европейских игр. Великолепное сооружение было построено в 2012 году, оно совсем новенькое, но уже успело стать счастливым, кстати, для одного российского волейбольного клуба: в марте 2014 года женское казанское «Динамо» выиграло в Кристальном Зале Лигу чемпионов. Общая вместимость Дворца спорта 25 тысяч человек, но помимо волейбола здесь будут проходить соревнования в других видах спорта: в зале №1 один — наши самые главные соревнования, в зале №2 — турнир по боксу, и в №3 будут соперничать участники соревнований по фехтованию, карате и тхэквондо. 
 
Волейбольный турнир на Европейской Олимпиаде полностью повторяет схему Больших Олимпиад. Во-первых, график игр: день играют женщины, день — мужчины. Во-вторых, это 12 команд, разбитых на две группы по шесть в каждой и четыре лучших коллектива выходят в плей-офф, который начинается с четвертьфиналов… все знакомо, правда? В-третьих, но это уже мы ищем во всем знаки, российские парни, как и на Олимпиаде в Лондоне, начинают свой турнир с матча против сборной Германии. 
 
Теперь чуть подробнее о соперниках. О ближайших — о немцах. Итак, сборная Германии привезла следующий состав в Баку:
 
Связующие: Лукас Кампа, Себастьян Кюхнер, Ян Циммерман
Диагональные: Йохан Шопс
Доигровщики: Кристиан Фромм, Бьёрн Хёне, Денис Калиберда, Том Строхбах.
Блокирующие: Маркус Бёме, Тим Бросхог, Михаэль Андрэ, 
Либеро: Фердинанд Тилле
 
Россия — Германия 14 июня, 18.00 мск

Состав очень даже приличный. У болгар, например, которые тоже играют в одной группе со сборной России, честь флага приехали защищать Георги и Валентин Братоевы, а капитаном выбран Тодор Алексиев. За сборную Сербии будут играть Душан Петкович и Михайло Митич, а свежеиспеченный чемпион мира Давид Конарски и вовсе — понесет флаг сборной Польши на открытии Игр — ни больше ни меньше. Словом, представительство элиты волейбола среди наших соперников серьезное. 
 
А мы верим в молодой задор наших парней. И пусть большинству их них не исполнилось и 25, а кому-то нет и 20 лет. Нам эти Игры важны, нам эти Игры нужны. Будем болеть! А вы? 
 
Состав сборной России:
Связующие: Игорь Кобзарь, Дмитрий Ковалев
Доигровщики: Егор Клюка, Дмитрий Волков, Сергей Никитин, Александр Маркин
Диагональные: Виктор Полетаев, Максим Жигалов
Блокирующие: Илья Власов, Иван Демаков, Игорь Филиппов, Александр Кимеров
Либеро: Алексей Кабешов, Роман Брагин 
 

Илья Власов: из дзюдо и плавания к вершинам волейбола

Наполовину русский, наполовину татарин, блокирующий «Факела» Илья Власов родился в Башкирии, а волейболистом и большой надеждой сборной России стал в суровом северном клубе из Нового Уренгоя. Непростой парень с горячей кровью рассказывает о себе. 

 

 
— Ты получил первый вызов в юношескую сборную после второго сезона в Молодежной лиге, расскажи подробнее об этом времени?
— Мы прошли очень долгие, трудные сборы, попутно выигрывая многие турниры. Обстановка на клубных сборах, конечно,  серьезно отличается от того, что тебе предстоит в национальной команде при подготовке к важному старту. Вплоть до того, что в клубе, грубо говоря, ты тренируешься пять часов в день, а в сборной иногда доходило до девяти, и в свой единственный выходной ты все равно не предоставлен сам себе. Тем не менее, все того стоило. 
 
— Когда на груди висит золотая медаль, воспоминания о тяжелых сборах уходят на дальний план?
— Знаешь, когда на моей груди висела золотая медаль, я думал уже вообще о другом. У меня была одна мысль: «ДОМОЙ!» Очень сильно хотелось домой, плюс понимаешь, что все не зря, и на этот сезон твои задачи выполнены. Вдобавок у нас тогда выступление на чемпионате Европы наложилось на выпускные экзамены в школе. Получилось так, что 23-го числа мы играли финал, а 25-го у меня был ЕГЭ по математике. 
 
— Часто пишут, что когда выходишь на площадку в майке с национальным флагом на груди, и играет твой гимн, сердце заходится и чувствуешь определенное волнение. У тебя так было?
— Есть такое. Когда выходишь, и понимаешь, что люди переживают за тебя, болеют… Перед финалом мы заходили в интернет, смотрели, что писали болельщики в соцсетях. Мол, ребята, давайте, страна за вами, мы вместе с вами! Надо выигрывать, ты представляешь свою Родину, ты — ее лицо. Эта мысль бьется в твоей голове и внутри действительно что-то вздрагивает.
 
— Ты занимался плаванием.  Не тянет назад, в бассейн?
— Бывает, хочется окунуться. В Анапе я ходил в бассейн, и кстати, показывал даже лучшее время, чем те результаты, которые я ставил, когда занимался. Рост побольше стал, физика другая, и в определенных видах, например, в баттерфляе, сейчас гораздо легче и удобнее плыть. 
 
— А какими стилями ты плавал?
— Основной кроль, это «коронка» моя была, остальные впристяжку.
 
— Твой отдых связан как-то со спортом?
— У меня последние два года отпуска как такового нет, времени мало очень. С родственниками со всеми повидался, туда в гости съездил, сюда заглянул — уже уезжать пора! Семья-то большая, особенно по мусульманской линии. Приезжаешь, мясо, чак-чак, постоянные застолья (улыбается), какой тут спорт? 
 
— По-татарски говоришь, кстати?
— Раньше как-то еще говорил, сейчас нет. Да и сколько себя помню, всегда понимал, что говорят, а изъяснялся с трудом. 
 
— Илья, а родители имеют какое-то отношение к спорту?
— Папа боксом в молодости занимался. 
 
— Поэтому и дети его пошли изначально в борьбу?
— Нет, мы с братом начали с раннего детства заниматься дзюдо по инициативе дедушки. Он всегда хотел, чтобы его внуки были спорстменами. Занимался он с нами очень серьезно, и спортом, и учебой. Ему хотелось, чтобы мы были умными спортсменами (улыбается). 
 
— Премировал вас за успехи?
— (смеется) Лучшие воспоминания из детства, когда мы с братьями помогали копать картошку, и за достойную работу дедушка покупал нам килограмм мороженого. Оно было обалденно вкусное, сейчас такого нигде не найти. Лучшая награда была нам. Сидели потом втроем с братьями на семейном ужине после тяжкой работы и трескали его от души! 
 
— Таблицу умножения, наверное, еще до первого класса выучил? У меня тоже был такой дедушка... 
— Да, кстати. И математика мне нравилась, у меня хорошо она шла… до определенного времени (улыбается). 
 
— Сколько тебе было лет, когда ты начал заниматься спортом?
— В дзюдо я пошел в пять с половиной лет. Вскоре к борьбе прибавилось плавание, я занимался через день, чередовал бассейн и татами.  Потом мы переехали из Кумертау в Стерлитамак, и я сконцентрировался на занятиях плаванием. Плавал с хорошими ребятами, которые позже попадали в сборную страны, выигрывали чемпионаты Европы. Кажется, один парень даже в олимпийскую сборную отобрался, ездил в Лондон. Потом мой брат Саша ушел на дзюдо, а вскоре за ним ушел обратно и я. 
 
— Брат — пример во всем?
— Да. У нас небольшая разница в возрасте, всего полтора года, и сколько я себя помню, всегда за ним тянулся. Саша многому меня научил, он всегда был для меня авторитетом, и сейчас им остается. Он старше, умнее, опытнее — это касалось и борьбы и плавания в том числе. Боролись мы, правда, в разных категориях, и каких-то серьезных побед в дзюдо у меня не было, хотя по Башкирии что-то выигрывал. Ну и как-то летом я со своим другом Егором Волошенковым пошел на открытую волейбольную площадку. Там играл его отец, и пытался приобщить к этому Егора, а тот, в свою очередь, позвал меня. 
 
— Кажется, мы подбираемся к интересному моменту, как Илья Власов и волейбол наконец-то встретились. Сколько тебе было?
— Шестнадцать. На этой площадке меня увидел Алексей Королев, который на тот момент работал статистиком в «Факеле». Что-то я, понятно умел, да и рост к этому моменту у меня был уже 206, весил 77 килограмм. Физика тоже была, ноги сильные — плавал же много, мог в воздухе чуть позависать. Королев рассказал про молодежную команду, предложил приехать и попробоваться. Попросил телефон. Я сначала не поверил, если честно, думал, это все не очень серьезно. Но телефон дал. А недели через две позвонил Павел Валерьевич Михайлов, поговорили с мамой моей, решили приехать в Анапу и попробовать. 

 
 
— Ты приехал и попробовал. Как это было?
— Да как… ужасно это было! (смеется) Я когда в зал зашел первый раз, просто ошалел. Никогда и не видел такого живьем, как они прыгают, как по мячу бьют, как подают. Антон Абрамов там божил… Для меня это было что-то запредельное, казалось, что у меня никогда так не получится. В общем, поставили меня на площадку, пасовал Дмитрий Павлович, менеджер молодежной команды — тренера у «Факела» на тот момент не было, а я прыгал и пытался перебить сетку. Несколько раз он мне пасовал, а я бил и падал на пятую точку. Он подбрасывал мне все выше и выше, и через какое-то время мяч кое-как перевалился через трос (смеется).
Пришел на базу, принял душ, выхожу, там сидят Павел Валерьевич, Дмитрий Павлович и мама моя. «Останешься, не останешься?» — спрашивают. 
 
— А ты думал: «Оставят — не оставят?»
— Да я не думал ни о чем, не воспринимал это как-то всерьез. В Анапу съездил, отдохнул, на ребят крутых посмотрел. Сел к ним, на маму глянул, она говорит: «Решай сам». 
 
— Маме, конечно, тебя отпускать не хотелось?
— Ну а как ты думаешь? Конечно, страшновато было — мне шестнадцать только-только исполнилось, и я такого никогда не видел. И все, остался, получается, работаем по сей день (улыбается). 
 
— Помнишь момент, когда понял, что волейбол может стать твоей жизнью, что ты можешь чего-то добиться?
— Глубоко. Мне кажется, я до сих пор не до конца это осознал. Наверное, к концу первого сезона, когда я даже не думал ни о чем таком, просто тренировался и играл. А потом случайно глянул таблицу личной статистики, и оказалось, что я на втором месте в лиге по блокам. Подумал: «Ничего себе, вроде что-то могу!» Надо работать, значит, трудиться — и все. И на следующий сезон мы стали вторыми, было понятно, что надо выигрывать и… делать дела. Как-то так. А конкретно момента не было, наверное. Окончательно не понял еще. 
 
— Когда мы с тобой первый раз разговаривали, ты говорил, что не любишь ставить перед собой какие-то далекие цели. То есть, попав в молодежку, ты работал, чтобы встать в состав, потом у тебя была цель стать лучшим блокирующим, затем — выиграть конкуренцию за основу Суперлиги.... 
— Да. 
 
— Ты можешь озвучить свою ближайшую цель на данный момент?
— Я думаю, составить конкуренцию в национальной сборной России (улыбается). Во-первых, попасть туда; а во-вторых, побороться за место в составе.
 
— Неплохая цель. 
— Я тоже так считаю, цель отличная. 
 
— Насколько резким был переход от уровня Молодежной лиги к Суперлиге?
— Да ни насколько. Все было ожидаемо и очевидно. Я знал, что будет жестко и еще раз повторяю, не задумываюсь над такими вещами. Просто выхожу и делаю свою работу, выкладываюсь полностью.
 
— Но ведь бывает так, что выкладываясь полностью ничего не получается?
— Значит, не судьба. Значит — это не твое дело, если ты выкладываешься, а у тебя не выходит. 
 
— То есть все-таки уже знаешь, что это твое дело?
— (усмехается) Я же не говорю, что у меня все получается. 
 
— Что в твоей жизни есть помимо волейбола?
— Тачки и девушки (смеется). Времени свободного нет, я поспать-то толком не успеваю. 
 
— Давай поговорим о «Факеле» в этом сезоне. Что можешь сказать?
— Могу сказать, что команда этого года — это команда не прошлого сезона. Здесь собрались ребята, чтобы показать себя, играть и выигрывать. Все здесь болеют за одну идею. Хотят что-то доказать прежде всего самому себе. 
 
— Человек и должен только сам себе что-то доказывать, разве нет?
— Я с тобой согласен, но кто-то доказывает больше другим, чем себе. По большому счету, никто таких результатов от нас не ожидал в начале сезона, а мы не думаем о таких вещах. Мы тренируемся, играем и выигрываем. Зачем  выдумывать что-то лишнее? Зачем загадывать? Что будет, то и будет. Недавно прочел: «Сначала человек тратит свое здоровье, чтобы заработать деньги, а потом он эти деньги тратит на то, чтобы здоровье восстановить, в итоге получается, что он толком-то и не живет». 
 
— И ты хочешь сказать, что попытаешься прожить свою жизнь иначе?
— Да нет. Я хочу сказать, что будет так, как будет. У каждого человека своя судьба, у каждого она складывается по-разному — моя вот такая, я ушел в спорт. Трудиться каждый день, видеть родителей один-два раза в год, толком не учиться. Я не был, например, ни на последнем звонке, ни на выпускном вечере, не знаю, что такое обычная студенческая жизнь. У меня так, а у кого-то по-другому. У кого-то нет того, что есть у меня, и он не видит того, что вижу я. В каждом моменте есть свои минусы и свои плюсы, и я ни о чем не жалею. 
 
 Текст и фото: пресс-служба ВК «Факел»
 
 
 
 
 

Егор Клюка: "В Суперлиге научился ценить каждую минуту"

Лучший нападающий Молодежной лиги последних двух лет с начала сезона 2014/15 демонстрирует вполне зрелый и яркий волейбол, особенно для своего возраста — Егору Клюке только в июне исполнилось 19 лет. В голосовании одного из известных волейбольных порталов наш доигровщик выбран в символическую сборную октября, что, разумеется, можно считать зрительским признанием. 
Между тем, помимо игры Егора, о нем самом болельщики и поклонники прекрасной игры знают пока что немногое. Восполнить этот пробел мы попросили самого игрока. Сдержанный и берегущий эмоции Егор Клюка, его яркая игра и его нестандартные мысли — фреш из разговора после одного из победных матчей «Факела». 


 
Глазами родителей 


Егор из спортивной семьи. Его отец Василий Клюка — мастер спорта по прыжкам в высоту, мама Ирина — кандидат в мастера спорта по семиборью. Наверное, юному доигровщику «Факела» выбрать отличную от спорта жизненную колею было бы трудно. 
 
— Егор — очень добрый и хороший сын. Мы с детства старались воспитывать в нём человеческие качества, простые человеческие качества — доброту, уважение к людям, порядочность…  мне кажется, у нас это получилось. Мы гордимся нашим сыном! Вы знаете, если честно, я считаю так: когда веришь в своих детей, поддерживаешь их, переживаешь вместе с ними и тяжёлые времена и радостные события — вырастают удивительные и целеустремлённые дети! Наш Егор — именно такой. — рассказывает о сыне мама Ирина Васильевна. 
 

Говоря о непростом выборе вида спорта в пользу волейбола, Ирина Васильевна вспоминает: — До фехтования было плавание, потом фехтование -КМС, ну а с 13 лет — волейбол. Если честно, то Егора буквально рвали на части — и гандболисты, так как он левша, и легкоатлеты, баскетболисты, но выбор Егора совпал с тем, чего мы ему и желали — он стал волейболистом. Может быть, мой лично выбор был таким, потому что кумиром Егора был Сергей Тетюхин, и я никогда не могла себе представить, что мой сын будет играть с ним, против него на одной площадке. Мечты сбываются, оказывается, даже у взрослых, и я очень счастлива, что детская мечта Егора сбылась.
 
— Вы мечтали сами заниматься волейболом, так?
— Да, когда-то была и моя мечта, но получилось так как получилось. Мы с мужем сейчас довольно активно занимаемся любительским волейболом и всё благодаря Егору, потому что мы единое целое. Мы оба — преподаватели физкультуры — я в школе, муж — в лицее, а мои ученики, зная об успехах Егора — называют меня «мамой волейбола» и активно занимаются в секции. Мне такое «звание» нравится — если учесть, что это от чистого сердца. 
 
Автопортрет
 

— Егор, ты одно из новых лиц Суперлиги, и болельщики знают о тебе немногое. Поэтому предлагаю начать с самого начала.  Как ты пришел в волейбол?
— Я сначала занимался не волейболом, а фехтованием. Причем начал заниматься им рано, классе в третьем,  рано начал выступать на различных соревнованиях. У меня хорошо получалось, говорили, что есть серьезное будущее. На детских соревнованиях в Беларуси несколько раз попадал в призы, среди более, чем ста участников, и мне все говорили: надо работать, надо обязательно продолжать. Помню, у меня рано утром была тренировка по фехтованию, и я бежал — весь в поту — на волейбольную тренировку (улыбается). 
 
— То есть ты совмещал какое-то время?
— Да. В шестом-седьмом классе начал заниматься волейболом, достаточно неожиданно даже для самого себя,  и тренировки по фехтованию мне серьезно помогали в другом виде спорта. 
 
— Поясни, пожалуйста. Чем конкретно тебе помогло фехтование?
— Фехтование — это координация, умение просчитывать ситуацию, в первую очередь. Понимаешь, в фехтовании пятнадцать тысяч комбинаций — это очень серьезно. А так как я достаточно быстро прогрессировал, то со мной тренер занимался лично, и мы с ним отрабатывали очень много комбинаций. 
 
— А что за оружие?
— Шпага. Если честно, мне немного обидно, что мой тренер по фехтованию сейчас считает меня чуть ли не предателем из-за того, что я выбрал волейбол. Хотя где-то спустя год-полтора после того как я окончательно определился с выбором вида спорта, по стечению обстоятельств, федерация фехтования Бреста распалась. Я здороваюсь, всегда рад видеть тренера, когда приезжаю в Брест, а со мной как-то… сквозь зубы. Но я в самом деле чувствую огромную благодарность, потому что фехтование дало мне очень многое. 
 
— В определенный момент тебе пришлось делать выбор, и почему ты все-таки твое решение — волейбол?
— Я до сих пор не знаю. Этот момент помню очень хорошо — знал, что мне нужно делать выбор, мне сказали об этом родители, да и сам понимал… Но, меня терзала одна мысль: в фехтовании все хорошо. И решил — волейбол! Напрочь, как отрезало.  
 
— Внезапно....
— Да! При этом в волейболе на то время мои дела складывались далеко не так радужно, многое не получалось. А в фехтовании все было — вплоть до каких-то нюансов, например, что находили клинки в Европе, довольно дорогие. Обеспечивали полностью всем необходимым. 
 
— Душа больше лежала к волейболу, получается?
— Да и здесь, ты знаешь, я не могу сказать однозначно. Мне нравилось фехтование тем, что все решал сам, и если ошибки — то они только мои, и винить я мог только себя. И добивался тоже сам того, чего я хочу. В команде мне поначалу было трудно, именно по таким причинам — некоторым людям в команде иногда бывает все равно, какой будет результат. Я так не мог. 
 
— Получается, ты пошел от обратного?
— Наверное. Но я уже тогда точно знал откуда-то, что все будет хорошо. 
 
— Ты довольно закрытый человек, Егор. 
— Мне трудно открываться людям, это правда. Может быть потому, что я слишком много доверялся раньше, и теперь более осторожен. Может быть потому, что далеко от дома… Но пока это так. 
 
— Твоя карьера сейчас идет по восходящей, несмотря на все проблемы, постучим по дереву. Как ты относишься к происходящему в данный момент?
— Проблемы сплачивают. Это видно сейчас по нашей команде, и это очень круто на самом деле. Трудности есть, это все знают и все понимают, и мы все в клубе, не только игроки, а вообще все, кто имеет отношение к «Факелу» — настолько сплотились, что и на ситуацию начинаешь смотреть уже совсем другими глазами. Справимся. И если бы мы не сжались, грубо говоря, в один кулак, то ничего бы сейчас не было. 


 
— Переход от молодежного волейбола к взрослому, я сейчас о темпе жизни, в котором живет Суперлига — очень сложный. Тебе 19 лет всего, как ты с этим справляешься: с недосыпами, перелетами, отсутствием выходных, постоянным повышением требований? 
— Хороший вопрос. Я ждал этого и знал, что будет трудно. Проблема в другом: несмотря на все мои ожидания и понимание трудностей, я никогда не думал, что буду настолько сильно ценить время. Буквально каждую минуту. Чемпионат очень трудный, и нет времени ни на что, и я не думал, что оно будет играть для меня такую большую роль. Потому что когда есть свободное время — это настоящий рай. Это как ребенку дать конфету, эта конфета для меня — несколько свободных минут. Ни на что его не хватает: ни на какие-то другие цели, помимо волейбольных, хотя других у меня хватает, честно (улыбается). 
 
— Ты выглядишь очень сдержанным даже на площадке, эмоции проявляешь нечасто. Бережешь их? 
— Берегу. Я могу давать эмоции, но сейчас мне это тяжеловато в таком режиме. Сейчас я просто отрабатываю все, что у меня есть, и оставляю это на площадке. Вся моя внутренняя энергия уходит на волейбол, на общение — я отдаю ее, и даже чувствую себя плохо иногда. Выплескиваю себя полностью, и восполнить это трудно. И я начал беречь то, что есть во мне в плане эмоций, экономить. Мне не хочется потом говорить после игр, что мне не хватило. 
 
— В ключевые моменты они же у тебя откуда-то появляются?
— Всегда есть какой-то неприкосновенный запас, который в нужную секунду достаешь (улыбается). 
 
— Ты дважды завершал трудные поединки, закрывая скидки связующих соперника. И после этого особенно не радовался.
— Да я раньше вообще кричал как потерпевший после таких моментов. Это круто, я согласен, и внутри во мне все кипело — но показывать мне это не хочется. После игры я могу выплеснуться в общении с командой или близкими людьми. Сейчас я понимаю, что мои эмоции часто играют против меня же на площадке, и предпочитаю сдерживать себя. Это очень индивидуально, мне пока кажется, что в данный момент такое поведение в игре оптимальное для меня.
 
— Может, ты просто повзрослел и у тебя меняется взгляд на многие вещи?
— Может быть и так, я и сам до конца не знаю, что из себя представляю сейчас. Но изменился серьезно, это правда. 
 
— Ты дебютировал в элите белорусского волейбола в возрасте 15 лет за команду «Западный Буг», и через год тебя назвали «Открытием сезона», все так?
— Да, все так. Играть за эту команду было моей мечтой на тот момент. И награду «Открытие сезона» действительно получил, она дома у родителей сейчас хранится. Поэтому, наверное, мне нетрудно переключиться сейчас, играть, так сказать, «по мужикам», потому что все это у меня уже было.
 
— А что было сложно?
— Сложно было уехать из белорусского взрослого волейбола в Молодежную лигу российскую. Понимаешь, там в команде были мужики даже по сорок лет, у них у всех серьезный жизненный опыт, дети, какие-то истории, проблемы. И я, находясь среди них, довольно быстро взрослел, пока слушал их и общался с ними.
 
— Но ведь уровень волейбола в России и Беларуси все же отличается.
— Конечно, отличается. Но я очень благодарен на самом деле — белорусская лига мне дала многое. Это была настоящая школа жизни, там мне заложили основы всего, поэтому сейчас в плане волейбола мне не очень трудно. И в атмосфере взрослой команды я себя чувствую абсолютно комфортно.
 
— Давай вернемся к твоему появлению в «Факеле». Помнишь свои первые дни в команде?
— Я помню, что был очень трудный перелет. Давно не летал и попал в плохую погоду, в общем-то, было не очень… Я подумал: «Так, неплохое начало!». (улыбается). Потом мы приехали на базу, начали знакомиться с парнями. Одним из первых, с кем я познакомился — был Макс Максименко, помню мы вместе шли на обед и о чем-то разговаривали. В тот день я лег спать в семь вечера и проснулся только в девять утра — никогда столько не спал. Совершенно сумасшедший был день. Поначалу тренировки были по желанию, это было лето и все еще ждали парней, которые должны были подтянуться позже. Привыкал к климату, к команде… Потом, когда все собрались, началось уже серьезное дело. Узнал, что такое тренировки на песке — это было в новинку для меня, весело, но жестко. Мне кажется, в молодежке тренировки на песке были тяжелее, чем в Суперлиге. 
 
— Что ты увидел в смысле организации работы, что-то новое?
— Это круглогодичный сбор, круглогодичная работа. Иной график, в котором живут все совсем по-другому. В «Факеле» все налажено задолго до моего появления, поэтому работа шла четко, по часам. Потихоньку в этот график влился и я, хотя первые месяца три, наверное, было тяжело. Больше в моральном смысле.
 
— Что тебе помогло почувствовать себя как дома?
— Наверное, то, что не было пути назад, решение принято. 
 
— Потому что в игре у тебя сразу начало получаться?
— Да, у меня получалось. Я не особенно задумывался над этим, но у меня в голове где-то это сидело, что «все именно так, как и должно быть». 
 
— По итогам первого сезона ты получил приз лучшего атакующего игрока.
— Да, мне говорили, что я лидирую в списке бомбардиров, потом, бывало, я и сам туда заглядывал, но нечасто. И когда в итоге получил награду, это стало, знаешь, вишенкой на торте сезона. Есть награда или нет — это без разницы, главное — то, что ты знаешь о себе. Правда в твоей голове. Также было и во втором сезоне: старался не вслушиваться в то, что говорят о том, что мы фавориты и должны выигрывать, а старался играть хорошо и быть лучше в каждом матче. 
 
— Егор, как и парни, шагнувшие вместе с тобой из Молодежной лиги в первую команду, ты уже по ходу прошлого сезона как минимум догадывался о том, что следующий игровой год начнешь в Суперлиге, это так? 
— Да, так. Но опять же, не могу сказать, что я зацикливался на этом. Это очередной этап, цель, которая была поставлена. Дальше ставлю следующую и добиваюсь ее. И так далее. 
 
— А если брать какие-то моменты именно игрового плана, трудности все равно есть? Например, твой прием.
— Прием, да, трудно мне дается. Это такой элемент, над которым нужно работать все время, вообще всегда, в течение всей твоей карьеры. Я работаю, но как показывают отдельные игры — вот он такой у меня… нелучший, скажем так (улыбается). Я понимаю, чего мне не хватает, и над чем нужно работать, и стараюсь исправиться. 
 
— Говорят, что есть цель и есть мечта. Когда ты заполнял анкету для клубного сайта, ты сказал, что хочешь стать достойным человеком. Можно я конкретизирую: чего ты хочешь добиться с «Факелом»?
— Я стараюсь помочь команде всем, чем могу. Пытаюсь показывать все то, на что я способен в данный момент. Что должен, что могу и хочу — и даже больше. Я правда не ставлю каких-то недостижимых целей, есть определенная планка, ниже которой опускаться нельзя — это минимум, а есть максимум, к которому нужно стремиться. Не стану говорить, что я хочу стать Олимпийским чемпионом — мне рано думать об этом, хотя понятно, что цель хорошая. 
 
 

Игорь Колодинский: "Мы - дерзкая команда!"

Говорить с капитаном «Факела» Игорем Колодинским легко и приятно, часто отступая от темы, возвращаясь к ней раз за разом, вспоминая что-то новое, и оплетая мысли, вопросы и ответы новыми подробностями. Колодинский — вожак команды, говорят все. «Я загораюсь от остальных» — говорит сам вожак. Обстоятельный разговор обо всем, интересующем нас и Игоря, состоялся на следующий день после победы над нижегородской «Губернией». И так как закончить беседу и уложиться в обещанный час времени было попросту невозможно, мы решили выдавать вам интервью частями — будем томить и сохранять интригу. Да, мы коварные. 

 

 
Первая чашка кофе. Об эмоциях, «Факеле» и эмоциональном «Факеле». 
 
— Игорь, давай начнем танцевать не от печки, а от недавних событий — игры с «Губернией». Эмоций, несмотря на то, что в огромном зале было немного болельщиков, было достаточно, и с твоей стороны, в частности. Начнем с эмоциональной составляющей твоего волейбола? 
— Я не могу играть спокойно. Давно уже понял, что спокойствие — это не плюс к моей игре. Эмоции, имею в виду сейчас положительные, влияют на мою игру гораздо больше, чем полное спокойствие. Я считаю, что и концентрация на каждый розыгрыш, и настрой — все это на эмоциях обострено. Иногда я стараюсь завести себя искусственно, нащупать у себя кнопку включения, потому что… потому что я не могу без этого. Если выходишь играть, нужно играть от и до, и я стараюсь себе не позволять не согнуть ноги в каком-то эпизоде или прыгнуть вполсилы — рано или поздно это скажется на игре, и вообще на моем восприятии волейбола. Своему делу полностью отдаваться, полностью выкладываться — все, что у тебя есть внутри, должно быть оставлено на площадке. Без эмоций я все это делать не могу.При этом не стану говорить за всех, кому-то легче быть спокойным и невозмутимым, а я играю только заведенный, и для себя считаю это правильным. Видя как на меня реагирует вся команда, мне становится еще легче с ними контактировать. Я никогда не буду спокойным как удав, так ведь и заснуть можно — это не волейбол будет, а шахматы. 
 
— Момент перехлестывания тебе знаком?
— Знаком, конечно, момент такой бывает. Сейчас я уже могу контролировать этот процесс, понимать, что где-то я перегибаю палку, перебираю. 
 
— Это сказывается на игре?
— Да, конечно. Начинаешь заигрываться, принимать решения не те, которые нужны по ситуации. Не могу сказать, что у меня их нет. Бывают, и довольно часто. Но я уже научился тормозить себя, потому что понимаю, что эти моменты ни команде, ни мне, ни результату пользы не принесут — только вред.
 
— Ты знаешь, нашу команду с начала сезона с долей восхищения называют «борзой». Это может быть, и жаргонное выражение, но мне кажется, оно не лишено смысла.
— А мне нравится! (улыбается). Я правда, чуть по-другому говорю. С Ольгой, женой моей, недавно разговаривал, и говорю ей: «Я нашел определение нам. Мы — дерзкая команда!» В хорошем, спортивном смысле этого слова. Мы в одном направлении движемся, общей массой — одним кулаком, с огромным желанием выходим на площадку — все 14 игроков и рядом наши тренеры. Я не могу и не хочу скрывать своего удовольствия от этого — мне нравится в этой команде. И та доля дерзости, которая у нас присутствует, мне очень симпатична. 
 
— А как ты относишься к словам о том, что «Факел» непременно «считают» и в конце концов команда займет то самое место, которое и положено коллективу с молодыми неопытными игроками? 
— Я людей переубеждать не собираюсь — свое мнение у каждого. Не знаю, я бы вообще не стал это обсуждать. По весне узнаем: попадем в плей-офф, не попадем, мы только пять игр сыграли из 26, а нам уже на наше место начинают указывать. Есть прогнозисты-аналитики-ставочники, пусть занимаются. Мое дело выходить играть и выигрывать. Вот ты можешь сейчас у меня спросить: «Какое место у нас будет?» Да я вообще хочу первое занять! А займу или нет — это уже другой разговор. Все скажут: «Ну ты загнул, какое первое?!»А я хочу, кто может помешать моему желанию? Вот смогу ли, позволят или не позволят мне это сделать — разговор отдельный. 
 
— Это ты про кубковый матч в Казани?
— Был вопрос: правда, что «Зенит» не сыграл и поэтому мы победили? А может, это мы победили потому что не дали Казани сыграть! Я так думаю, а как думают остальные — их дело. Думаю, в тот день мы хотели выиграть больше и приложили к этому больше усилий. Мы займем, займем свое место, и оно в любом случае будет нашим. А какое оно будет — десятое, второе или восьмое — узнаем весной. Ты видишь, я завожусь, когда такие разговоры начинаются, меня эмоции переполняют. Поэтому я и не хочу ничего читать и узнавать, хотя интервью даю с удовольствием. 
 
— Почему?
— Да я люблю поговорить, видишь же! (смеется)
 
— Это понятно. Читать ничего не хочешь почему?
— У меня и так голова волейболом забита. Сезон, команда, переезды-перелеты, кругом мячи и сетка, и если в эту голову вбивать еще и чужое мнение об игре твоей команде или лично о тебе, это, знаешь, добром-то не закончится. Все равно у журналистов есть любимые команды, есть нелюбимые — и если ему команда не нравится, это все равно чувствуется. Читая это, ты все равно так или иначе воспринимаешь написанное, оно откладывается у тебя в голове. Стараюсь абстрагироваться. Я всю информацию о прессе узнаю в раздевалке (улыбается). Прихожу, кто-то рассказывает, что там написали или сказали.

 
— И ты начинаешь заводиться прямо перед игрой?
(смеется) Бывает, да. Иногда кто-то интервью из соперников даст перед игрой, в раздевалке говорят: «Вот такой-то сказал то-то и то-то». Отвечаю: «Сейчас пойдем посмотрим, что он там сказал!» Стараюсь держать все в стороне от себя, потому что не хочу, чтобы на мою игру что-то извне влияло. Есть моя команда, есть я в ней и я хочу, чтобы больше никто не просачивался в наш командный вакууум. Я связующий, я капитан, и если я начну париться, представь, как начнут париться мои партнеры?! 
 
— Давно к тебе это пришло?
— Года три-четыре, наверное. И ты не представляешь, насколько стало легче! Я просто играю в волейбол, а не думаю, что там обо мне подумают или напишут до или после матча. 
 
— Ты просто перестал думать о том, что о тебе скажут или подумают другие люди?
— Совершенно верно. 
 
— Мы с тобой летом первый раз общались и ты говорил о том, что очень хочешь играть, играть много и быть первой связкой. Сейчас — ты капитан, первая связка, команда следует за тобой...
— Или я за ними (улыбается). Вот ты говоришь — следует… У нас командный вид спорта, в котором один человек ничего не сделает. Да, есть звезды. Личности. В сборной играют, Олимпиады выигрывают. А я сам, не стесняюсь это говорить, в зале ничего не выиграл, хотя титулы в классике есть. Но я хочу выиграть, и стремлюсь, и иду к этому. Но один человек, как бы ни пыжился, ничего не сделает. Вот не будет у нас приема, что я сделаю? Да ничего хорошего не сделаю, не придумаю — я точно также завишу от команды, как она от меня. И если эту зависимость направить в нужное русло, тогда все и получится. Вот например, тяжелые мячи — кто-то где-то ошибся, но кто-то помог — все хорошо отработали! Кто-то подбил, кто-то добил — все молодцы!
 
— В матче с «Губернией», да? Был плохой прием у Егора, мяч отлетел на трибуны, ты паснул из-за щитов и мы потом выиграли этот розыгрыш блоком. 
— Все же отработали хорошо! Что мне, винить Егора, что он плохо принял в этом эпизоде? Я исправил его ошибку, а он в следующем моменте исправит мою, отыграется с плохой передачи, скажем. И эта взаимопомощь — вот что главное.
 
— Весь вопрос в том, складывается команда или нет. Можно ли сейчас говорить о том, что у нас команда сложилась?
— Конечно! Мы только этим сейчас и выигрываем. Потому что, понимаешь, игроки более опытные могут выделиться и повести за собой. Грубо говоря, сказать: «Давай кидай все мне, я забью», и потянет всех. У нас, пятисотый раз скажу, коллектив молодой и опыта в целом нет. Мне больше нравятся такие команды, которые отличаются именно коллективом, а не набором звездных игроков. Те, которые играют на команду, а не на одного человека. У «Губернии» есть Коля Павлов. А у нас нет Коли Павлова, у нас всех понемногу. Слава Богу, с начала чемпионата доигровщики друг друга меняют, первые темпы. Все ходят довольные, никто ни на кого не обижается, всем удается поиграть и принести пользу команде и дать результат.
 
— Есть моменты которые тебя не устраивают?
— Все устраивает, особенно когда мы выигрываем. Сейчас я вообще счастлив, мы 3:0 выиграли вчера, чего мне еще желать?  Меня давно так не несло в хорошем смысле этого слова. Интересно с ними, они молодые, порой этот детский азарт захлестывает так, что мне как будто самому 19 лет! Помимо того что я сам по площадке бегаю, шашкой размахиваю, когда вижу такую вот отдачу от команды — и ответ еще более эмоциональный, то еще сильнее завожусь. Вот он, самый большой кайф, понимаешь? Они с таким азартом носятся рядом с тобой — ну, и я как рыба в воде! 
 
— Игорь, ну вот вопрос сам напрашивается: в команде много молодых ребят, часто приходится, грубо говоря, строить?
— Да, может, рявкнул разок на сборах. Я помню момент, тяжело работали тогда. Мы все в одной упряжке, и когда начинаются недомолвки какие-то, недосказанности — это плохо. Лучше, чтобы все обсуждалось. Я рявкнул, потом мы обсудили, поговорили и поняли друг друга. Больше этого не повторялось. Кто заслуживает, я не постесняюсь и поставлю его на место. Но в первую очередь нужно спрашивать с себя.Какое я буду иметь право делать им замечания, если сам ничего не буду делать? Себя я выжимаю полностью, у меня пока нет такого игрового опыта, чтобы на тренировках мячи ногами пинать, а потом выходить на матч и выдавать результат. Не могу. Приходится много работать, и не давать себе спуска. Если я требователен к себе, то буду требовать такой же отдачи и от других, это банальное уважение своей и чужой работы. И если кто-то этого не делает, то я об этом скажу. 
 
— «Факелу» и Игорю Колодинскому повезло, что они встретили друг друга?
— Наверное (улыбается). Хотя знаешь, если бы мы сейчас проигрывали, наверное, у меня было бы другое настроение, а я тут счастливый с тобой сижу. Играем, выигрываем, что еще надо? Я в принципе сейчас имею то, чего хотел и к чему стремился, о чем я говорил тебе летом перед самым первым сбором. 


 
— Есть игра, которая получается, а есть проблемы. Перед началом чемпионата, когда «Факел» расстался с нападающим Константином Бакуном, это ведь было непросто, да?
— Да, это было, если честно, как… обухом по голове. Сначала отказ от иностранцев, потом уезжает Бакун. Было непросто. Первая мысль:«И что делать-то теперь?!» На тот момент во мне накопилась, со всей этой ситуацией, большая доля злости. Ни на что, ни на кого, просто серьзной такой, спортивной злости. Вот всем обстоятельствам назло — пойти сыграть и выиграть! Мы выходим и выигрываем тяжелый матч с Сургутом 3:2. Потом был Оренбург, Уфа, потом в Казани выиграли — и уже думаешь: «О, а так-то неплохо все!». А могло ведь и не случится, опусти мы тогда руки. И это было нашим общим отношением — и к ситуации, и к работе, к тренировкам, и оно сгладило наши проблемы. 
 
— Трудности сплачивают коллектив?
— Нам говорят об этих трудностях, а их пока нет. Нас оберегают от этого, мы стараемся не замечать, не слушать. Начали играть и выигрывать, и благодаря результату остальное отходит на второй план, мы не заостряем на этом внимания. Если начинать все это мусолить — хорошего ничего не выйдет. Все довольны, дальше едем, после побед танцы народов мира устраиваем. Я образно (смеется)! мы — молодая команда, по всем канонам должны ошибаться. У нас нет опыта играть концовки. А мы ошибаемся, загоняем себя туда, и выигрываем их. Но в этом и суть игры, что ни под какие каноны загнать ее иногда не получается.
 
— Игорь, ожидал ли ты выхода в Финал шести Кубка России? Мне интересно, с какими мыслями ты летел в Казань на полуфинал. Понятно, что ты можешь мне сказать: «Я ехал играть и биться», и все такое. Но ведь наверняка ты думал не только об этом, правда?
— Уф… Далеко не об этом я думал, когда летел в Казань. Думал, что если мы хорошо сыграем с Пермью хорошо, то дальше все будет нормально. Пермь команда непростая, она нервы всем треплет. Обыграть их — это показать определенный уровень, на них многие топ-клубы спотыкаются, чуть расслабишься и они уже не отпустят. Выиграли 3:1, и мне как-то спокойно стало, знаешь, насчет игры с «Зенитом».Хотя вышли и начали ошибаться — мне это напомнило наши игры предварительного этапа с Новосибирском. А проиграли 22:25, 22:25, какие-то три мяча, и провалов-то особенных не было. «Давай, говорю, хорош ошибаться, с судьями спорить. Просто выиграем и все». Перестали обращать на всех внимание, перешли на планер…  И когда стало ясно и видно, что этот «Зенит» мы сейчас можем обыграть (это я сейчас к нашему разговору о том, мешают или помогают эмоции), то эти эмоции мне начали мешать. Хотелось подачу просто как ногой подавать, серьезно, но мы на планер перешли, только Игорьку Тюрину карт-бланш на силовую тренеры выдали. Дали Казани мяч, чтобы они играли, перестали по 8-9 ошибок на подаче совершать. Блок у нас есть, защита есть, доигровки… Дошли до пятой партии а там уж если дошли до нее, то давайте ее выиграем (смеется).
 
— Что было в раздевалке?
— Крики-танцы (улыбается). Да ничего не было там, правда. Усталость — была. Опустошение — тоже было. Даже у молодых не осталось особенных сил радоваться, мы выплеснулись на площадке целиком. Споры эти еще, разговоры у сетки немало крови выпили у всех.У них Спиридонов — у нас Волков, у нас Панченко — у них Алекно, очень непросто было. Приехали в гостиницу, выдохнули, там торт для Фоменко этот красивущий, поели-пошутили, расслабились немного.
 
— И ты?
— У меня в голове стучало: надо обыграть белорусов, надо завтра обязательно обыграть белорусов. Я пацанам дговорю: «Большое дело сделали, но все можно… потерять завтра, проиграв белорусам. Завтра нужно выходить с огромными глазами и сумасшедшим настроем. Просто обыгрывать их и все». 
 
— Завестись же все равно не получилось толком?
— Понимаешь, не та это команда, при всех их умениях и цепкости, которая сможет после бойни, которая у нас с Казанью вышла, завести. Понимал, что все опустошены. Слава Богу, все срослось, помогли друг другу, обыграли «Строитель» и вышли в Финал шести. Кто выиграл полуфинал? «Факел» выиграл. А то, что «Зенит» не сыграл — не наши проблемы! 
 
— За вторую игру тоже ведь могли зацепиться, устали?
— Мы зацепились, свели матч к тай-брейку, разве нет? Игра тяжелая очень была, плюс играли там, в Казани, давление никуда не денешь. Мы держались, ты сама видела. Банально силенок у нас не хватило. А если бы не после трех матчей полуфинала сыграли с ними, а просто очередной тур, мне кажется, мы бы победили. Понимаешь, могут сказать, что «Факел» обыграл «Зенит» случайно. Вот если бы мы после кубковой победы уступили бы Казани 0:3, да, тогда я был бы согласен. Но мы и во втором матче сыграли тай-брейк. Это — не случайность, не просто так. Это сегодняшний уровень нашей команды, это сегодняшний уровень «Зенита». После двух игр после Казани и Перми, на игру с «Губернией» выходил с осознанием того, что мы можем и должны выигрывать. 
 
— Уже нет непонимания в голове?
— Да, вырисовывается определенный контур: команды, игры. Поначалу было непонятно, что из всего этого пластилинового шара, скажем так, может получиться, слепиться. Теперь приходит понимание того, что есть команда, коллектив, который может играть, играет и побеждает. Главное сейчас — не останавливаться, а идти, идти напролом и ничего не бояться.




Вторая чашка кофе. О детстве, уссурийских тиграх и Ремарке


— Игорь, давай поговорим о тебе. Как ты вообще пришел к занятиям спортом?
— По ошибке. Как в анекдоте: у отца было три сына — умный, дурак и спортсмен. Вот я спортсмен (смеется). Ты понимаешь, я образно. Не было в роду никогда людей, связавших свою жизнь со спортом. Папа у нас был военным и я помню, как мы в нашем военном городке на стадион бегали. Тогда еще Советский Союз был — поездили мы, конечно...
 
— Ты родился в Германии?
— Да, но я вообще не помню этого времени, мы оттуда уехали, когда мне было три месяца. Папу перевели служить на Дальний Восток, в Уссурийск, и вот там я уже себя начинаю помнить (улыбается). Там я в школу пошел.
 
— А Уссури ты видел? На границу ходил?
— Да граница была в двадцати километрах… Конечно, ходил! Уссури не видел. У меня часто спрашивают, когда я рассказываю, что жил там: «А ты видел тигров?» Да видел, видел! В тайгу ходили, помню. Кому рассказываю про тайгу, мне говорят: «Ну, а что тайга? Лес и лес!» Неет, ребята, тайга — это другое, что-то совсем другое, непохожее ни на что. У меня хорошее детство было, я очень благодарен родителям, очень. 
 
— Ты там начал заниматься спортом?
— Нет, в Гродно. Когда мне было 10 лет, папа закончил служить, и мы переехали в Гродно, к его родителям. Я был самый высокий в классе, и гиперактивный, как многие спортсмены в детстве. 
 
— У тебя осталось это, да...
— (смеется) Ну и как-то встал вопрос, куда всю эту мою активность деть. Хотя вопрос вроде бы и не стоял, просто стало понятно — надо идти чем-то заниматься, пацан же, надо со мной что-то делать. И первое, о чем мы поговорили с папой после переезда в Гродно — это то, что мне нужно идти в спорт. У нас школа стояла через дорогу от нашего дома, папа еще в ней учился, ну и меня туда же — на последнюю четверть. Пришли девчонки в один прекрасный день, заходят в класс к нам, говорят, у нас набор на волейбол, можно трех мальчиков? Самых высоких. Мы встали, нам дали бумажки, когда и куда прийти. Через неделю-две был набор в волейбольную секцию мальчиков 1983 года рождения. 
 
— А почему ты говоришь — по ошибке пришел?
— Потому что я путал волейбол с баскетболом тогда. Я думал, волейбол — это где мяч в корзину бросают. Хотя… мне все равно было, что делать с мячом: ногой его пинать, через сетку перебрасывать или в корзину бросать. Сейчас я всем, когда эту историю рассказываю, смеюсь: «Прихожу, а там сетка висит». На самом деле мы пришли в ту школу, на другом конце города, и нам устроили настоящий отбор. Нас сто человек было, сто мальчишек!
 
— Ничего себе! Настоящий кастинг!
— Да-да, сейчас такого, мне кажется, не бывает. И в итоге нам провели целое соревнование, мы сдавали нормативы. Помню, в длину прыгали, в высоту прыгали, еще что-то там делали… Я как сейчас помню, по прыжкам в длину занял второе место. И, если честно, с трудом понимал, что вообще происходит, но точно помню, что когда объявляли победителей всего этого соревнования, я занял первое место в общем зачете. Папа, который пришел туда со мной, очень сильно радовался, он меня даже на руках там кружить начал. А я воспринял эту новость так: "… И что?! Когда спортом-то начнем заниматься?" Теперь-то уже я понимаю, что это в принципе было большое событие (смеется), а тогда этот момент мне прочувствовать не удалось.
 
— Когда мяч уже дадут?
— Да, примерно так я и думал! Потом мы поехали в лагерь летом, осенью нам сделали спорткласс. Нас двадцать человек было, одни мальчишки, и до девятого класса мы проучились вместе. А потом уже кто куда, кто-то не стал получать общее среднее образование —  нас шесть человек осталось. И нас отправили в обычный класс доучиваться, а я уже знал, что в Белгород поеду. 
 
— Как с учебой было, Игорь? 
— Мне легко было учиться всегда. Я школу закончил с четырьмя четверками, и то по глупости, мог бы и с серебряной медалью закончить. Мне сестра помогала в старших классах учиться. По языкам у меня четверки были, а точные науки мне всегда хорошо давались, я контрольные успевал решить себе и...
 
— Соседу?
— … и Ахрему. 
 
— ??? 
— Ну да, мы с Олегом в одном классе учились, за одной партой много лет просидели, и вообще не разлей вода были. Особенно в старших классах уже, знаешь, когда что-то понимать начали, играть стали,  когда стало понятно, кто чего стоит. И мы в команде нашей, он и я — с двух краев бомбили. 
 
— Ты в доигровке был?
— Нет, я в диагонали был, а Олег в доигровке. Потом стали играть за команду на год старше, на два года старше — для нас детей это было что-то запредельное. В 1998 году, мне было 15 лет, и я поехал с командой 17-летних на Всемирные юношеские игры в Москву. Тогда меня и увидели и в Белгород пригласили. Но ни тренер, ни мои родители не пошли на то, чтобы я уехал из дома в 15 лет. Они договорились там между собой, и я уехал в 17. Закончил школу, нормально доучился и поехал. 
 
— Наверняка в тот момент это решение тебе не нравилось?
— Да конечно, мне нужно было ехать прямо завтра! Это сейчас я понимаю, что все очень правильно и своевременно, а тогда я сильно переживал и даже сердился. А теперь думаю, что можно бы еще и позже ехать. А я ведь еще тешил себя иллюзиями о том, что я в нормальный институт поступлю...
 
— Поступил?
— Нет, конечно. Мне сразу сказали: «Малыш, да у тебя времени не будет здесь в туалет-то спокойно сходить!» «Да? А чем это мы здесь будем заниматься? Очень интересно». Потом понял, быстро понял (улыбается). Пошло и пошло, слава Богу, у меня все получалось. Образование я в итоге получил, конечно, физкультурное. В планах получить еще одно.
 
— Какое?
— А вот пока не знаю. Надо решить, чем я буду заниматься после волейбола, но мне пока не хочется об этом думать, честно (улыбается). Я еще хочу… мячик покидать. Понятно, что меня мое высшее образование не устраивает, и понятно для чего все это было сделано. Но, понимаешь, я воспитан так, что нужно образование, нужно хорошо учиться, нужно читать. Нельзя быть просто спортсменом и балбесом. Воспитание у меня такое, спасибо моим родителям. И мой первый тренер, царство ему небесное, Гринь Николай Михайлович, всегда говорил: «Надо, надо учиться!». Кто-то слушал, кто-то мимо ушей пропускал. 
 
— Читать любил?
— Честно признаться, в школе я читал немного. Читал, да, но все это было так, не слишком много у меня в голове откладывалось от того чтения. Потом был перерыв после школы, я вообще ничего не делал, только волейболом занимался — все! А потом в пляжку перешел, там уже серьезно начал, и Ольге все время говорил, чтобы она мне книги какие-нибудь подсовывала. Ремарка всего перечитал, нравится мне очень. Сейчас что-то опять уже год за книгу не взяться. В самолетах пробую читать, не могу, засыпаю сразу. Мы на эту тему смеялись недавно: Фоменко все время читает в полете, а Леха Самойленко, как и я, берет книгу и вырубается моментально. Спрашивает: «Фома, как ты это делаешь?» А я такой же как Леха, две-три страницы, и все — сплю. У меня сначала глаза закрываются, потом голова падает, а когда просыпаюсь — шея болит. 
 
— Любимая книга у Ремарка какая?
— Да тут трудно ответить однозначно. Первое, что я прочел у него — «Три товарища». Я же не знал, что хэппи-энда не будет. Читаю, жду развязки, а там все умирают и вообще все плохо. И у меня, знаешь, такая обида была: «А где „все хорошо“? Потом взял „Триумфальную арку“ — очень понравилось. „Жизнь взаймы“ — тоже. 
 
— Хемингуэя?
— Да, очень мне нравится „По ком звонит колокол“. „Прощай, оружие“ — хочу прочесть. У меня так получается, что я за книги берусь, когда словарный запас пополнить нужно. Чувствую: что-то я какой-то скудноватый стал. Мыслей-то в голове много, а слов, чтобы их выразить, не хватает.  Да что же такое? Будто язык связывает. Начинаю читать — и сразу вроде все в порядке, книжку хорошую опять же прочел, много нового узнал. В общем, люди, читайте книги — это полезно! (улыбается).
 
Текст: пресс-служба ВК „Факел“
Фото: пресс-служба ВК „Факел“, фото из личного архива Игоря Колодинского.